killbuddha.ru (встретишь Будду - убей Будду)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Люди

Сообщений 1 страница 30 из 448

1

http://sphotos-h.ak.fbcdn.net/hphotos-ak-ash4/262718_312855398825341_911075565_n.jpg

В декабре в Наварре проходили важные соревнования по легкой атлетике. На кону был солидный призовой фонд, в забегах участвовали сильнейшие спортсмены мира, в том числе кениец Абель Мутаи, бронзовый призер Олимпийских Игр в Лондоне в беге на 3000 метров с препятствиями. В своей коронной дистанции Мутаи уверенно лидировал и на турнире в Наварре. Но примерно за десять метров до конца дистанции кенийский бегун остановился, ошибочно решив, что он уже пересек финишную черту. Мутаи остановился и начал хлопать болельщикам, не понимая на испанском подсказок о том, что конец дистанции только через десять метров.

Бежавший вторым испанец Иван Фернандес Анайя настиг кенийца и мог бы легко закончить забег на первом месте. Но вместо того, чтобы использовать ошибку соперника, Анайя принялся… толкать кенийца в спину и рукой показывать ему, где находится финишная черта. Испанский бегун упустил верную возможность победить, он фактически привел кенийца к финишу и не обогнал его.

Когда после окончания дистанции Ивана Фернандеса Анайю спросили, неужели он не хотел победить, то 24-летний бегун из Витории (чемпион Испании в беге на 5000 метров) ответил следующее: «Нет, я очень хотел выиграть. Но даже если бы на кону было место в составе сборной Испании для поездки на чемпионат Европы, я все равно поступил бы также. Я не заслуживал победы — отрыв был велик, и я не имел шансов догнать соперника, если бы он не ошибся. Мне важнее сохранить достоинство, чем выиграть золотую медаль. Знаете, все мы видим, какие вещи порой происходят в футболе, в обществе, в политике… Люди слишком часто видят неправильные модели поведения. Я рад, что поступил иначе, и сделал этот жест честности».

2

фотки людей с пляжа, с работы....
http://s2.uploads.ru/vp98N.jpg
http://s2.uploads.ru/Q28jb.jpg
http://s2.uploads.ru/Yadwx.jpg
http://s2.uploads.ru/gu79Q.jpg
http://s3.uploads.ru/7abSw.jpg
http://s2.uploads.ru/i9fG5.jpg
http://s2.uploads.ru/dtZA7.jpg
http://s3.uploads.ru/9F16b.jpg
http://s2.uploads.ru/ri6x9.jpg
http://s2.uploads.ru/qzmgR.jpg
http://s2.uploads.ru/fYn7m.jpg
http://s3.uploads.ru/OHqE9.jpg
http://s2.uploads.ru/gW1ul.jpg
http://s2.uploads.ru/AxpGY.jpg
http://s2.uploads.ru/QJExV.jpg
http://s2.uploads.ru/kFfLt.jpg
http://s3.uploads.ru/pmQfg.jpg
http://s3.uploads.ru/ez4P1.jpg

3

Dashkentuz, живые фотографии, понравились.)

4

прям людей не видели)))

5

wp2 написал(а):

прям людей не видели)))

Дашины фото - не фото отдыхающего, а фото трудящегося, пока приезжие отдыхают, скучающего аборигена.)

6

ну, кто что видит. Я увидел лишь толстых людей и баб голых)))

7

Очень часто рассказы о подвигах советских героев-танкистов в годы Великой Отечественной Войны связаны с машиной КВ. В особенности если дело касается первого года войны: танк КВ-1 даже без дополнительных модификаций превосходил немецкую боевую технику как по огневой мощи так и по бронированию. Например известный подвиг старшего лейтенанта, командира танковой роты Колобанова, под командованием которого танк КВ-1 из засады в ходе более чем часовой "дуэли" с противником уничтожил немецкую танковую колонну (22 танка), произвёл из неподвижного положения более 98 выстрелов, сам получил более 100 прямых попаданий по броне, но что характерно - ни одного пробития при этом. Все повреждения КВ-1 Колобанова ограничились "разбитым" триплексом и заклиненым механизмом поворота башни. И подобных историй,  когда танкисты на КВ-шках просто давили противника мощью, не мало...

Я хочу рассказать о другом легендарном советском танковом экипаже, на стороне которого не было ни гарантирующего защиту рекордного бронирования, ни превосходящей противника огневой мощи, как у экипажей КВ...

Только бесшабашная смелость, находчивость и здоровая военная наглость.
17 октября 1941 года перед отдельной 21-й танковой бригадой была поставлена задача: совершить глубокий рейд по маршруту Большое Селище–Лебедево, разгромить противника в Кривцово, Никулино, Мамулино, овладеть городом Калинином (Тверь), освободив его от немцев. Если короче - провести разведку боем, прорваться через город и соединиться с обороной на Московском шоссе.

Танковый батальон майора Агибалова выходит на Волоколамское шоссе. В авангарде колонны идут Т-34: танки старшего сержанта Горобца и командира взвода Киреева с задачей выявлять и подавлять огневые точки противника. На шоссе танки нагоняют немецкую колонну бронетехники и автомашин с пехотой. Немцы замечают преследование, разворачивают противотанковые орудия и начинается бой. Танк Киреева подбит и сползает в кювет. Танк Горобца вырывается вперёд, утюжит немецкую противотанковую батарею, после чего не снижая скорости вламывается в деревню Ефремово, где вступает в бой с остальными силами немецкой колонны. Обстреляв на скорости немецкие танки, раздавив три грузовика и проредив пулемётным огнём пехоту 34-ка ст.сержанта Степана Горобца с бортовым номером "03" проносится по деревне и выскакивает обратно на шоссе: Путь на г. Калинин (Тверь) открыт...

Одновременно с этим танковый батальон майора Агибалова, следующий за авангардом двух Т-34 попадает под авиа-налёт юнкерсов, несколько машин подбиты и командир останавливает колонну. Но у танка Горобца после атаки на окопавшихся в деревне немцев повреждена радиосвязь. Оторвавшийся от основной колонны более чем на 500 метров экипаж Т-34 не знает о том, что колонна остановилась! Горобец, не зная ещё, что он остался один, продолжает выполнять задачу авангарда: не снижая скорости проводить разведку боем и движется на г. Калинин (Тверь). Прямо на шоссе настигает колонну немецких мотоциклистов и уничтожает её...

А теперь представьте себе ситуацию: октябрь 1941 года, уже срывается ранний снег, немцы наступают на Москву. Основные оборонительные бои за Калинин (Тверь) уже отгремели, немцы заняли город и укрепились в нём, оттеснив советские войска и занимают оборонительные позиции на подступах к городу. Задача поставленная перед танковой бригадой - разведка боем - фактически представляет собой танковый рейд по тылам от Волоколамского шоссе до Московского шоссе: прорваться, наделать шуму, постараться отбить город и соединиться с фронтом на другом участке. Но вместо танковой колонны к городу прорывается один танк - "тройка" ст. сержанта Горобца.

При выходе из деревни Лебедево справа от шоссе танкисты обнаруживают немецкий аэродром с самолетами и бензозаправщиками. 34-ка вступает в бой, обстреливает аэродром, уничтожает два Юнкерса Ju–87 и взрывает цистерну с топливом. И когда немецкие зенитки разворачиваются, чтобы вести огонь прямой наводкой по нахальному советскому танку... В этот момент ст.сержант Горобец понимает, что его атаку не поддерживают танки батальона, которые по идее должны бы уже нагнать ввязавшийся в бой авангард, поддержав огнём и манёвром, и раскатать весь этот немецкий аэродром, зенитки и прочее охранение как бог черепаху. Радио молчит, связи нет. О судьбе колонны ничего не известно, как и неизвестно расстояние, отделяющее "тройку" Горобца от танкового батальона...

А поскольку зенитки уже начинают бить прямой наводкой по танку, Горобец принимает смелое и в некотором роде наглое решение: уходя из-под обстрела, прорываться в Калинин в одиночку. От подобной военной наглости русских у немецких солдат и офицеров всегда рвало шаблон на мелкие кусочки, причём так, что даже спустя многие годы они в своих мемуарах сокрушались о том, что не могут понять, как можно, например, атаковать пехотный батальон на марше из засады силами пятерых стрелков?...
(В первые же дни войны, после прорыва пограничной полосы 3-й батальон 18-го пехотного полка группы армий «Центр», насчитывавший 800 человек, был обстрелян подразделением из 5 советских солдат. «Я не ожидал ничего подобного, – признавался командир батальона майор Нойхоф своему батальонному врачу. – Это же чистейшее самоубийство атаковать силы батальона пятеркой бойцов»)

Как можно атаковать занявшего в городе оборону противника силами одного танка?

А вот как: уходя из под обстрела зениток в направлении Калинина машина Горобца снова встречает немецкую автоколонну, таранит три автомобиля и расстреливает пехоту. Не снижая скорости танк врывается в город, на улице Лермонтова поворачивает налево и проносится с посвистом и гиканьем грохотом и стрельбой по улице Тракторной, затем по 1-й Залинейной улице... В районе парка Текстильщиков танк Горобца сворачивает вправо под виадук и влетает во двор «Пролетарки»: горят цеха хлопчатобумажного комбината и завода №510, здесь держали оборону рабочие... Экипаж замечает, что на танк наводится немецкое противотанковое орудие. Горобец наводится на противника, но немецкая пушка стреляет первой, от попадания снаряда в танке начинается пожар...
 
Федор Литовченко, мехвод 34-ки Горобца ведёт танк на таран и давит противника гусеницами, в это время оставшиеся трое членов экипажа борются с пожаром, используя огнетушители, коврики, ватники, вещмешки... Пожар потушен, огневая позиция противника уничтожена, но от прямого попадания в башню заклинило орудие: стрельба невозможна. Из вооружения теперь действуют только пулемёты.

Машина Горобца движется дальше по улице Большевиков, затем по правому берегу реки Тьмаки мимо женского монастыря, затем сходу форсирует реку по ветхому мосту, рискуя обрушить не рассчитанную под 30тонный вес танка  переправу, и вылетает на левый берег Тьмаки. Танк входит в створ Головинского вала, но при попытке выйти на улицу Софьи Перовской встречает неожиданную преграду: установленные рельсы, которые глубоко врыты в землю - ещё один привет от державших здесь оборону заводских рабочих. Рискуя быть обнаруженными, танкисты используют танк как тягачь и расшатывают вкопанные в землю рельсы, отодвигаят их в сторону и расчищая тем самым проход. Машина Горобца выходит на трамвайные пути, проложеные по широкой улице...

По широкой улице занятого немцами города идёт чёрный, закопчёный от пожара танк, вздымая траками свежий снег. Ни звезды ни номера на борту танка просто не видно. Немцы на него не реагируют - принимаю за своего. Вдруг экипаж замечает двигающуюся навстречу по левой стороне улицы колонну трофейных ЗИСов и ГАЗиков с пехотой: машины перекрашены, в кузовах сидят немецкие солдаты. Помня о бездействующем орудии танка Горобец отдаёт приказ мехводу: «Федя, давай прямо на них». Резкий поворот и танк на полной скорости врезается в автоколонну: грохот, треск, немцы в панике спрыгивают с машин, стрелок-радист Иван Пастушин начинает поливать их огнем из пулемета... Танк проутюжил всю колонну, не оставив ни одной целой машины. Немцы начинают спешно радировать о том, что "русские танки в городе", не зная что это единственная машина.

Вылетая на улицу Советскую, 34-ка натыкается на немецкий танк. Используя эффект неожиданности танк Горобца обходит немца и таранит вражеский танк в борт, отбрасывая его с улицы на тротуар и глохнет. Атмосфера лучше некуда: немцы высовываясь из люков орут "рус, сдаваяся", экипаж 34-ки пытается завести двигатель... Удаётся это не с первой попытки и вдруг - хорошая новость: заряжающий Григорий Коломиец смог оживить орудие!.. 

Оставив протараненый и подбитый немецкий танк позади, машина Горобца вылетает на площадь Ленина. Экипаж видит полукруглое здание, на котором висят огромные флаги со свастикой, а у входа стоят часовые... Как такое обойти вниманием? Горобец обстреливает здание фугасами: часовых сметает как ветром, в помещениях раздаются взрывы, начинается пожар. Машина Горобца движется дальше, натыкаясь на  импровизированную баррикаду: из-за перевернутого на бок трамвая в танк летят гранаты. 34-ка обходит баррикаду по груде камней - завал из разрушенного дома - задевает трамвай бортом и, отбрасывая его вместе с немцами в сторону, движется дальше по улице Вагжанова к Московскому шоссе. Командир танка обнаруживает замаскированную артиллерийскую батарею, орудия которой развернуты в сторону Москвы. Танк тараном разбивает орудия, разрушает блиндажи, уничтожает немецкие окопы и выходит на Московское шоссе, вырываясь из занятого немцами города. Через несколько километров возле горящего элеватора по танку начается мощный обстрел практически со всех сторон: это уже позиции 11 мотоциклетного полка 5-ой стрелковой дивизии - танк Горобца поначалу принимают за атакующих немцев, но к счастью вовремя опознают как "своих" и встречают криками "Ура!"...

Чуть позже с экипажем танка встречается командарм 30-й армии генерал-майор Хоменко: не дожидаясь наградных документов, он снимает со своего кителя собственный Орден Красного Знамени и вручает его старшему сержанту Степану Горобцу... Генерал-майор! Старшему сержанту!! Вручает свой орден!!!

Через много лет стало известно, что в последние дни войны в Потсдаме был обнаружен архив немецкого генерального штаба сухопутных сил. Среди документов был найден приказ командующего 9-й армией генерал-полковника Штрауса от 2 ноября 1941 года. От имени фюрера он наградил железным крестом первой степени полковника фон Кестнера — коменданта оккупированного города Калинина. Это была награда «за мужество, доблесть и энергичное руководство гарнизоном при ликвидации танкового отряда Советов, который, воспользовавшись сильным снегопадом, прорвался непосредственно в город»

8

http://www.dorogaksvobode.ru/index.php? … Itemid=165

Кто насилует собственных детей? Что это за мужчины? «Извращенцы… Психи… Неадекватные мужчины… Психопаты… Монстры». Это сказал один мужчина на улице, и до недавнего времени я бы сказал то же самое, до того, как я вызвался вести психотерапевтическую группу для таких мужчин. Я был готов к встрече с монстрами: с этим бы я справился. Но я был совершенно не подготовлен к тому, кем они оказались на самом деле.

Когда я впервые вошел в комнату для психотерапии, я не мог даже открыть рот, чтобы поздороваться. Я занял свое место в их круге и сел. Когда они начали говорить, то я невольно был поражен тем, что они все были обычными парнями, обыкновенными работающими мужчинами, ничем не примечательными гражданами. Они напоминали мне тех мужчин, среди которых я вырос. У Боба была такая же манера шутить, как и у моего капитана скаутов; Питер казался таким же сдержанным и авторитетным, как и мой священник; Джордж был банкиром, членом пресвитерианской церкви и отличался такой же щепетильной вежливостью, как и мой отец; и наконец, хуже всех был Дейв, к которому я потеплел с самого начала – неожиданно он напомнил мне меня самого.

Я смотрел по очереди на каждого из них, изучал руки, которые сотворили такое, рты, которые сотворили такое, и больше всего на свете тем вечером мне не хотелось, чтобы кто-нибудь из них ко мне прикоснулся. Я не хотел, чтобы мне что-то от них передалось, чтобы они сделали меня таким же, как они сами. Однако еще до конца того вечера, они коснулись меня своей честностью и своим отрицанием, своим сожалением и своими самооправданиями, короче, своей обычностью.

В течение того года, когда я вел эту группу и проводил интервью с заключенными насильниками, я внимательно слушал, как мужчина за мужчиной пытался объяснить, защититься или простить себя. То, что они говорили, казалось мне возмутительным и в тоже время тошнотворным и жалким. Однако все это было до боли знакомо.

Каждый вечер понедельника я сидел с этой группой, пытаясь понять, как выполнить эту работу и как что-то изменить, и меня продолжали преследовать трудные вопросы о том, что значит быть мужчиной. И вместе с этими вопросами приходила тоска, с которой я ничего не мог поделать.

Я считал себя «хорошим парнем», который «никогда бы не сделал ничего подобного». Я хотел, чтобы эти мужчины как можно сильнее отличались от меня. В то же самое время, когда я слышал, как они рассказывают о своем детстве и раннем подростковом возрасте, мне было все труднее и труднее отрицать, что у меня с ними много общего. Мы росли, выучив одни и те же вещи о том, что значит быть мужчинами. Мы только практиковали их по-разному и в разной степени. Мы не просили учить нас этим вещам и никогда не хотели этого. Часто их навязывали нам, и зачастую мы, как могли, сопротивлялись этому. Однако обычно этого было недостаточно, и так или иначе, эти уроки маскулинности остались в нас.

Нас учили, что у нас есть привилегии по праву рождения, что наша природа – это агрессия, и мы учились брать, но не отдавать. Мы учились получать любовь и выражать ее главным образом с помощью секса. Мы ожидали, что мы женимся на женщине, которая будет ухаживать за нами, как наша мать, но будет подчиняться нам, как наша дочь. И нас научили, что женщины и дети принадлежат мужчинам, и что ничто не мешает нам использовать их труд на нашей выгоды и использовать их тела для нашего удовольствия и злости.

Было страшно слушать то, что говорят насильники, а затем оглядываться на свою собственную жизнь. Я видел, как часто меня привлекала женщина, которая была одухотворенной, спонтанной, заботливой и сильной – но не более сильной чем я. Я искал ту, у которой будет масса замечательных качеств, но которая в то же время не будет ставить под вопрос мое определение наших отношений и не поставит под угрозу мой комфорт, говоря о своих личных потребностях, которая может много предложить, но которой просто управлять, как щенок, для которого ты целый мир, или ребенок. Я должен был также признать, как тяжело продолжать желать, стремиться и наслаждаться отношениями с женщиной, которая в каждом отношении обладает равной силой.

В течение недели между группами я пытался осмыслить мои встречи с этими мужчинами и себя самого, и в результате я обратился к тому, что, как я считал, будет безопасным научным исследованием данной темы. Я смог найти много информации, которая не принесла мне никакого утешения. Я узнал, что 95-99% насильников являются мужчинами, и мне пришлось признать, что инцест – это проблема гендера, мужская проблема, которую мы навязываем женщинам и детям. Мне пришлось признать, что это вовсе не преступление, совершаемое «несколькими больными посторонними людьми», как я думал большую часть своей жизни. Когда я говорил с Люси Берлинер, экспертом по защите прав жертв в больнице Сиэтла, то она рассказала мне, что каждая четвертая девочка хотя бы раз будет изнасилована пока не станет взрослой, а Дэвид Финклехор, автор книги «Дети – жертвы сексуальных преступлений», сказал мне, что то же самое относится к одному из одиннадцати мальчиков. Удивительно, но оба они считали, что это самые заниженные оценки. Оба они говорили, что в 75-80% случаев насильником был тот, кого ребенок знал и часто доверял.

Исследования вернули меня в то же самое место, где по вечерам проходила группа. Мне пришлось начать думать о миллионах мужчин, мужчин из самых разных социальных, экономических и профессиональных групп. Мужчинах, которые являются отцами, дедушками, дядями, братьями, мужьями, любовниками, друзьями и сыновьями. Мне пришлось думать об обычных американских мужчинах.

Сказать, что насильники, совершающие инцест, - это «обычные мужчины», равносильно критическому взгляду на социализацию мужчин и открытию того, что же с ней не так. Однако это также и утверждение, которое мужчины используют в качестве оправдания.

Поскольку растет количество мужчин из среднего класса, которых задерживают как насильников, довольно часто можно услышать, как полицейские, офицеры по досрочному освобождению, адвокаты, судьи и психотерапевты говорят: «Большинство этих мужчин не являются преступниками. Они ранее не совершали преступлений. Они – хорошие мужчины, которые просто допустили ошибку».

Как только они называют мужчину «хорошим», то его насилие перестает быть преступлением. Однако если мужчина не считается «хорошим», то его действия, независимо от его мотивов, будут осуждены по закону. Безработный отец, который ограбил магазин, чтобы накормить детей, осуждается как преступник, в то время как преуспевающий отец, который насиловал свою восьмилетнюю дочь в течение пяти лет, считается «хорошим человеком», который заслуживает еще одного шанса.

Психотерапевты часто сообщают, что насильники, совершающие инцест, не являются угрожающими мужчинами, что они очаровательные люди, и что их действия – это лишь «искаженная любовь» или «неправильно направленные чувства». Я внимательно слушал эти описания и не знал, что о них и думать, пока однажды вечером на группе я не обнаружил, что достаточно немного поскрести их поверхность, чтобы открыть правду о них. Я начал обсуждать вопрос судебных запретов, и тут внезапно я увидел напряжение мышц, скрежет зубов и сжатые кулаки, весь их вид говорил, что им всем маскулинности более чем хватает.

Я, взрослый мужчина, сидел посреди этой озлобленной группы, и мне было страшно. Внутри меня все замерло. Я перестал слышать эхо голосов вокруг меня. Единственное, о чем я мог думать, так это ребенок, который оставался наедине с таким мужчиной. Какой же ужас она должна была испытывать. Эта бездонная ярость, которую она должна была чувствовать, даже если он использовал ее тело вежливо, нежно говоря ей комплименты. Даже если он говорил ей о своих потребностях как попрошайка, она была вынуждена ему повиноваться, или же ее ждала его ярость. Я мог думать только о ребенке, которой пришлось переживать изнасилование в одиночестве, и которой, в отличие от меня, было некуда бежать, у нее не было собственного дома, куда она отправится в десять вечера после завершения группы.

Насильники, совершающие инцест, - это просто мужчины, у которых была власть, чтобы взять то, что им хочется, и которые ею воспользовались. Они мужчины, которые слишком сильно похожи на других мужчин. И они тоже используют этот факт как оправдание в надежде, что это поможет им отделаться небольшим сроком в суде.

Встречаются насильники, которым достает смелости самим сдаться, и бывают такие, которые рассказывают всю правду во время ареста, стараются измениться, даже если это очень больно. Работа с ними очень эффективна, но они встречаются редко.

С самого начала и до конца большинство насильников отрицают то, что они сделали. Дэн: «Да я ничего не сделал. Меня подставили. Чего это из-за такой мелочи раздули не пойми что, я просто ее поцеловал, а они твердят, будто я ее изнасиловал. Разве отцу не положено целовать свою дочь?» Йэль: «Не совершал я никакого инцеста, а каждый, кто это говорит, пусть лучше выйдет со мной один на один и решит это дело по-мужски».

Под давлением некоторые из них согласятся, что возможно, такая мелочь как инцест случилась у них раз или два. Однако они горячо отрицают, что несут за случившееся хоть какую-то ответственность, вместо этого они утверждают, что это они – настоящие жертвы. Хитроумные сказки, которые они изобретают, чтобы поддержать это заявление, куда более сильны, разрушительны и опасны, чем даже самое упрямое отрицание.

Исходя из теории, что лучшая защита – это нападение, они пытаются смягчить наши сердца, рассказывая нам, что они невинные жертвы провоцирующего ребенка или плохой матери. Они считают, что если они представят кого-то другого в качестве монстра, то они останутся хорошими парнями. Те сказки, которые они рассказывают, представляют пугающую версию семьи – Лолита, Злая Ведьма и Санта-Клаус.

Лолита: ребенок как соблазнитель

Лолита – это первое из описаний, которое каждый из них дает своей дочери. Сценарий обычно один и тот же, хотя каждый мужчина добавляет к нему личные подробности. Джэк: «Она вечно разгуливала полуголая, крутила задом, так что мне пришлось с этим что-то сделать». Захари: «Она типичная маленькая Брук Шилдс, так она одевается. Маленькие девочки сейчас растут очень быстро. Они совсем как женщины. Они все этого хотят». Томас: «Она все приходила ко мне, клала на меня свои руки, садилась на колени. Она все хотела, чтобы я был с ней ласковым. Одно привело к другому. Она говорила «нет», когда доходило до секса, но я ей не верил. Потому что, почему тогда она хотела всего остального?». Фрэнк: «Моя дочь – дьявол. И это не метафора. Я имею в виду именно это».

Эти мужчины работают быстрее телевизионных сценаристов и лучше профессиональных порнографов, когда они сочиняют строчку за строчкой об опасных желаниях маленьких девочек и о том, как мужчины постоянно попадают из-за них в беду. Они не просто представляют девочек объектами для секса, но агрессорами, «демоническими нимфетками». Они определяют не только тело ребенка, но и ее душу.

Флоренс Раш в книге «Самый страшный секрет» - показательной истории сексуального насилия над ребенком – показывает, как глубоко укоренилась эта ненависть к девочкам. Она поясняет, как Зигмунд Фрейд основывал свою теорию и практику на Лолите – на лжи, которую он помог укрепить и которой он придал вес.

В своем эссе «Женственность» он писал: «… почти все мои женщины-пациентки говорили мне, что их соблазнил их отец». Однако он не может поверить, что в цивилизованной Венне так много мужчин, которые подвергают своих дочерей сексуальному насилию. Так что вместо этого он решает, что эти женщины, доверившие ему свои самые болезненные секреты, лгут. Однако и это еще не все. Он заявил, что если девочка сообщает об изнасиловании, то она просто открывает свои глубинные сексуальные фантазии, выражает их настоящую природу, и что их выражение означает, что они хотят быть «соблазненными». Ленни и Хэнк выразили ту же мысль другими словами: «Она сама напрашивалась».

В нашей культуре это представление настолько распространено и так сильно укоренилось, что не удивительно, что его воспринимают даже девочки, которые начинают винить самих себя в изнасиловании. Неудивительно, что многие из них действительно считают себя Лолитами.

Карлос, приговоренный к трем годам в Атаскадеро, больнице максимально строгого режима для сексуальных преступников, говорит правду о Лолите всем, кто только будет слушать: «Конечно, она соблазняла меня, но это только потому, что я соблазнял ее на соблазнение меня… Я же взрослый. Я несу ответственность». Карлос один раз выступил на шоу Донахью и встретился с Кэти Брейди, пострадавшей от инцеста, которая написала книгу «Дни отца», в которой она рассказывает историю своей жизни. Он сорвался и рыдал навзрыд во время программы. Впервые в жизни он прислушался к своему сердцу, а не к своим защитным механизмам, и только тогда он понял, на какой ужас он обрек свою дочь. Это была правда, рассказанная с точки зрения ребенка и женщины, которая позволила начать психотерапию.

Злая Ведьма: порочная мать

Второе заблуждение, которое используют насильники – это Злая Ведьма, на которой, по их утверждению, женился каждый из них. Даже если мать жертвы имеет инвалидность из-за болезни или травмы, или потому что она подвергалась такому же насилию, как и ребенок, и слишком хорошо усвоила уроки подчинения и отчаяния. Несмотря ни на что насильники называют ее «плохой матерью» или «молчаливым соучастником» - понятия, которые изобретены психотерапевтами, и которые подразумевают тайную враждебность.

Насильники доводят эту тему до логического конца, рассказывая сказку, которая точно повторяет Ганзеля и Гретель: добродетельный, искренний отец сдается из-за постоянного давления контролирующей жены и делает со своими детьми что-то ужасное. Злодейками являются женщины – с одной стороны «противоестественная» мачеха, с другой – ее отражение, Злая Ведьма. Каждая женщина, чьи «врожденные» материнские инстинкты «потерпели неудачу» или превратились в «злобу», окружена аурой зла. Ульрих описывает это следующим образом: «Моя жена вечно ворчала на меня и стервозничала. Она не давала мне секса. Однако моя дочь смотрела на меня с открытым ртом. Она помогала мне почувствовать себя мужчиной. Так что я начал ходить к ней за всем». Эван говорит: «Моя жена вечно давила на меня, заставляла все больше и больше времени проводить с детьми. Тем временем она все время готовила и прибиралась и жаловалась, как она устала. Она не уделяла никакого внимания мне или детям. Так что я начал с ними баловаться, и с моей дочерью это было развращение».

«Моя жена заставила меня это сделать, это ее вина», - таково явное или скрытое послание насильников. Это оправдание очень заразно. Как только один мужчина в группе цепляется за него, оно распространяется как эпидемия. В то же время однажды вечером, когда я напомнил Квентину, что он не может пропустить ни одной сессии, если это не экстренная ситуация, он закричал на меня: «Не смей говорить мне, что делать. Никто не может заставить меня сделать то, что я не хочу». Он не мог бы выразить свою мысль более ясно. Ни женщина, ни ребенок не может заставить мужчину совершить сексуальное насилие.

Когда насильники описывают подробные планы, которые они создавали, чтобы сохранить свое насилие в секрете, то они доказывают, что всю ответственность несли именно они, особенно те из них, которые признают, что они не останавливались ни перед чем, чтобы добиться от ребенка покорности и молчания: «Если расскажешь кому-нибудь, то я тебя убью». Или: «Если расскажешь своей матери, то я убью ее».

В то же время мужчины обычно считают, что это матери должны спасать семью от любых проблем, в том числе от инцеста, что они должны защищать дочь от отца, а также защищать отца от самого себя. В результате, и насильники, и психотерапевты очень часто начинают во всем винить мать. Если мать знает, но не говорит из страха, что ей никто не поверит, или потому что она боится отправить единственного кормильца семьи в тюрьму, то ее винят в том, что она не защищает ребенка.

Если она ничего не знает, и потому не может рассказать (а это верно в большинстве случаев), то ее винят в том, что она ни о чем не знала, как будто она не имеет права выпускать дочь из поля зрения, даже если речь идет о ее собственном доме.

Наконец, если она узнает правду и рассказывает, то ее винят в том, что она разрушила семью. Как будто она должна все исправить частным образом, как будто она способна исцелить мужа за один вечер самостоятельно, того самого мужчину, с которым несколько лет упорно бьются профессиональные психотерапевты, когда суд назначает принудительную психотерапию.

Снова и снова, когда я говорю людям о том консультировании, которым я занимаюсь, они выражают отвращение к тому, что сделали эти мужчины, но при этом они злятся на матерей. Такое чувство, что от мужчины нельзя было ожидать большего, но если мать не смогла защитить ребенка, не важно по какой причине, то ее «нельзя простить».

Не удивительно, что самая распространенная эмоция таких матерей – всепоглощающее чувство вины. Не удивительно, что многие действительно считают себя Злыми Ведьмами.

Некоторые насильники следуют по пятам растущего числа психотерапевтов, которые поддерживают их атаку на матерей. Они жаждут предстать сострадательными и понимающими людьми, поэтому они хотят добиться иллюзии разделенной ответственности и выбирают мягкие слова. Они учатся переводить слово «мать» как «семья» и такие названия книг как «Насильственная семья» становятся семейным лексиконом. Однако когда они говорят «семья», то они имеют в виду «мать». Потому что в нашей культуре мать одна несет ответственность за все, что происходит в доме. Очень мило, если мужчина проявляет интерес или помогает по дому, но все стрелки переведены на нее.

Сандра Батлер, которая написала очень доступную и крайне полезную книгу «Заговор молчания. Травма инцеста», отвечает на эту трусливую ложь очень просто: «Семьи не подвергают детей сексуальному насилию. Это делают мужчины».

Санта-Клаус: щедрый отец

Третье заблуждение, которое применяют насильники – это Санта-Клаус, которым они притворяются. Это мужчина, который дарит детям подарки, дает им все «что они хотят, когда они попросят». Они говорят про себя как про отца из сериала «Папа знает лучше». Стэнли: «Не сказать, чтобы я кому-нибудь причинял вред. Я давал ей ту любовь, в которой, как мне казалось, она нуждается». Ян: «Я пытался научить ее сексу. Я не хотел, чтобы она научилась этому от какого-нибудь грязного мальчишки из трущоб. Я хотел, чтобы у нее это было с кем-то нежным и заботливым».

Глен совершал развратные действия со своими тремя детьми. Он говорит, что он так реагировал на их боль: «Я любил их, но они не были счастливыми детьми. Я хотел им помочь. С моей семилетней дочерью, я видел ее, я любил ее, и я брал ее на руки, чтобы обнять. Вместо этого я клал мой пенис ей между ног. С моим четырнадцатилетним сыном все началось с поглаживаний и пошло дальше. В конце концов, у него начался со мой страстный и серьезный роман. Но вы не думайте, что я пидор или педофил как таковой. Я просто не знал, как иначе показать ему свою любовь». «Почему вы не подвергали насилию старшего сына?» «Он был совсем другим человеком. Он был успешным и независимым. Он не нуждался во мне так сильно».

Эрик, который считает самого себя поэтом и «мыслящим, мягким и заботливым» человеком, сказал мне: «Моей падчерице было 14 лет, и она не так уж хорошо справлялась. Оценки у нее были нормальные, но у нее не было друзей, так что она была в депрессии и очень одинокой. Ее мать работала в ночную смену в больнице, так что ее не было рядом, чтобы помочь. Однажды ночью я проснулся и услышал, как Лора плачет рядом с нагревателем, так что я пошел туда, обнял ее, держал ее, говорил с ней. Прежде чем пойти в кровать она сказала: «Папа, ты будешь обнимать меня каждый раз, когда я захочу пообниматься?» Я сказал: «Ладно». Потом мы становились все ближе и ближе, и дело дошло до секса». Он продолжал так же «утешать» падчерицу, даже когда он занимался с ней сексом, после чего она начала думать о самоубийстве и «нуждалась в моих объятиях еще больше, чем раньше».

Некоторые мужчины приподнимают маску Санта-Клауса и обнаруживают реальную динамику инцеста с ужасающей, но честной самоуверенностью. Алан: «Тело моего ребенка такое же мое, как и ее собственное». Майк: «Я выбираю детей, потому что с ними безопаснее, вот и все. Они тебе не будут перечить, как женщина». Род: «Она моя девочка, так что это дает мне право делать с ней все, что я захочу. Так что не суйте свой нос не в свое дело; моя семья – это мои дела».

Эти отцы признают, что они могли делать то, что они сделали, только потому, что они могли заставить своих детей подчиняться и могли приказать им молчать. Они не использовали ничего помимо той власти, которая есть у любого обычного отца.

В то же время именно эту власть отрицает большинство мужчин, когда их ловят и осуждают. Когда им предъявляют обвинения, то они внезапно начинают описывать себя как неспособных ничего контролировать, включая свои собственные действия. Ксавьер: «Я не знал, что я делаю. Не понимаю, как это со мной случилось». Уолт: «Он просила меня об этом, я просто делал то, что она говорит. Я не мог сказать ей «нет». Оуэн: «Я влюбился в свою дочь. Я имею в виду, действительно влюбился в нее. Я не мог остановить себя».

Они утверждают, что они стали беспомощными жертвами манипуляций Лолиты. Как только она их завела, они оказались в ее власти и не могут больше нести ответственность. Когда мужчина рассуждает таким образом, то не имеет значения, что его дочь говорит или не говорит, делает или не делает; ей достаточно быть девочкой с телом девочки, и она уже становится коварной соблазнительницей. Она – «естественное искушение» для его «естественных импульсов», что делает его абсолютно беспомощным. Так что нельзя ожидать, что он сможет сопротивляться. Он считает себя настоящим героем, если он не поддался соблазну, и просто обычным парнем, если он «сдался».

Пока эти мужчины отрицают свою собственную власть и ту власть, которая есть у мужчин, как у группы, пока они отрицают ответственность мужчин, то ничего не изменится. Они отрицают, что они могли бы реагировать на стресс иначе, не совершая насилия: «Мой босс все время критиковал меня. Моего сына задержала полиция за угон машин. Моя жена начала избегать меня. Я пытался справиться со всем этим самостоятельно. Никто обо мне не заботился. И тут рядом оказалась моя дочь». Они отрицают, что они могли измениться, несмотря на свою социализацию: «Мое воспитание заставило меня это сделать. Я раб своего воспитания». Или: «Я болен… Я зло… У меня полный кавардак в жизни… Я ничего не могу с этим поделать, так что мне ничего не надо с этим делать, оставьте меня в покое».

Они отрицают, что отцы могут научиться заботиться о детях, вместо того, чтобы требовать этого от них, в том числе заставлять своих дочерей обслуживать их как маленькие матери: «Я думал, что дети должны как по волшебству исцелить все мои душевные раны. Поцеловать меня, чтобы все стало лучше».

Мужчины в моей группе снова и снова говорили мне, что они устали считать себя преступниками и все время говорить о насилии. Они говорили, что просто хотели бы, чтобы их семьи снова жили вместе, «как и остальные семьи», и вернуться к роли «нормальных отцов, как и другие мужчины». Если бы это было так просто. Но учитывая рост этих мужчин, это невозможно. Они сталкиваются с той же проблемой, с которой сталкиваюсь и я – осознание того, что недостаточно быть «нормальным мужчиной», никому из нас этого не достаточно.

Норм сказал мне: «Первый шаг в том, чтобы сказать: «Да, я это сделал. У меня проблема». Но это только первый шаг. Второй шаг в том, чтобы начать разрывать себя на части и строить заново». «Как сильно нужно разрывать себя?» «Полностью. Это нужно сделать до самого основания. В каждой щели и отверстии что-то спрятано – и это нужно достать на свет. Все до самых мелочей. Ничего нельзя оставить внутри. Нельзя сказать: «Ну, это моя сексуальная часть, мне нужно работать только с этим». Ничего не выйдет. Всего человека надо подрать на мелкие кусочки и собрать по кусочкам заново. У меня оказалась внутри огромная яма. Эта пустота раньше была заполнена чем-то, что мне нравилось. Но мне нравится то, что я кладу туда сейчас. Я нахожу что-то свежее, чтобы положить туда».

Ламонд объясняет, когда мы сидим у его окна и смотрим сквозь решетку: «Мы все знали, что то, что мы делаем плохо, но у нас были сказки, которые мы рассказывали сами себе, так что мы продолжали это делать».

Лолита, Злая Ведьма и Санта-Клаус – вот эти сказки. Но это не те сказки, которые мужчины читают своим дочерям и сыновьям на ночь, чтобы помочь им заснуть. Они заставили своих детей прожить эти истории в реальной жизни. И это истории бесконечного ужаса.

Когда мы были мальчиками, у нас не было власти, чтобы прекратить ложь и насилие, но теперь мы стали мужчинами, и у нас есть эта власть. У нас есть власть говорить правду. У нас есть власть встать рядом с мальчиками и помочь им защитить свою заботливость. У нас есть власть перестать быть «обычными парнями» и стать кое-кем получше – мужчинами, рядом с которыми дети и женщины находятся в безопасности.

9

Что бы мой мозг начал барахлить, потребовалось несколько лет жизненных неурядиц. И алкоголизм. Про него я как-нибудь в другой раз напишу, тема обширная, и явно заслуживает отдельного поста. Но началось мое знакомство с темной стороной разума с развернутой абстенухи, после особенно продолжительного запоя.

Что такое абстенуха? Это алкогольный абстинентный синдром. Начинается обычно на утро, после обильных возлияний. Вы ошибаетесь, если думаете, что это обычное похмелье. Это у вас похмелье, а у алкоголиков — абстенуха. В чем же отличие?

По моему нескромному опыту обычное похмелье это проснулся — все трещит, унитаз — лучший друг, увидел водку — снова унитаз лучший друг, но к обеду уже отпустило, а к вечеру так вообще хорошо.

Алкогольный абстинентный синдром (синдром отмены алкоголя) это другое. Тоже все трещит, однако может особо и не тошнить, ты весь мокрый, сердце колотится как бешенный мотор, водка совсем не пугает, а даже зовет мальца выпить. Уровень тревоги куда выше. Вроде бы нечего боятся, все нормально, но почему-то страшно. К вечеру еще страшнее. Здоровый мужик, а спать без света не можешь. Да и сон — не сон, а говно, кошмары какие-то снятся (это ночь не после попойки, а следующая), просыпаешься постоянно и тяжело уснуть потом. И вот наступило долгожданное утро второго трезвого дня. Думаете все? Ага, размечтались. Не смотря на то, что к обеду уровень тревоги падает до обычного, к вечеру он поднимается еще сильнее, чем в первый день. Спать практически невозможно, страшно, ужасы, кошмары. Если удалось хоть немного задремать, то через полчаса вскакиваешь мокрый, сердце колотится что пипец, воздуха не хватает. Кажется, что сейчас сдохнешь. На месте находится невозможно, хочется убежать куда-нибудь на хрен. Вот и ходишь до утра по квартире из комнаты в комнату без остановки и трясешься от страха. К обеду третьего дня отпускает, к вечеру опять хуже, плюс боишься повторения вчерашнего пиздеца, в общем, получше чем на второй день но спишь тоже хреново. На четвертый день уже почти нормально, на пятый как будто и не было ничего. Это если не поддашься искушению похмелиться. Поддался — до утра отпустит, а дальше начинаем все сначала. А похмелится хочется. Ох как хочется.

Тут стоить заметить, если ты допился до абстенухи, то «нормально» на пятый день, это все равно хуже, чем у обычного человека. И это «нормально» до обычного человеческого «нормально» восстанавливается примерно за трезвый год, а то и дольше. И то, если мозг еще не слишком поврежден. Тут как повезет.

Кроме того, путь к трезвой жизни пестрит прочим разным говном. Любая доза алкоголя может вызвать паническую атаку (ПА). Иногда бутылки пива волне хватает. ПА — хоть и безопасна для здоровья, но субъективно воспринимается как восхождение на эшафот. Воздуха нет, хватаешь его ртом как рыба, сердце колотится как цилиндры в двигателе формулы один, в груди все болит, ладони мокрые, хочется убежать, но бежать некуда. И очень четкая мысль в голове, что это все, конец. Вот сейчас ты умрешь. На ватных ногах ты доползаешь до телефона и вызываешь скорую. Они по таким симптомам приезжают очень быстро, хотя кажется, что час. Делают ЭКГ, смотрят, слушают, ничего не находят, обвиняют в симулянтстве и уезжают. Неприятная особенность ПА в том, что ты так боишься ее повторения, так нервничаешь, что это провоцирует ее новый приступ. Со временем, если не лечить, (у нас в стране мне два года потребовалось чтобы понять что это, и найти спецов), приступы начинают происходить спонтанно, без предупреждения, 2-3 раза в неделю. Где угодно. Когда угодно. Живешь как на часовой бомбе. А врачи тебе ставят вегето-сосудистую дистонию (ВСД) и прописывают глицин (который, разумеется, от ПА не помогает).

Расстройства тревожного круга редко приходят одни. Мало того, что ты все время как на иголках, всего боишься, так еще и мысли начинают появляться жуткие. Типа вот возьму сейчас нож и пырну любимую жену. Или открою окно и прыгну с 10-го этажа. Или ножницами хозяйство себе отчикаю. Вот тут уже некоторые трудности с объяснением возникают. Это как бы не твои продуманные мысли. Это какие-то спонтанные, но четкие мысли, возникшие из ниоткуда. И ты боишься того, как тебе вообще такой кошмар в голову пришел, и более того, что появится какая-нибудь совсем ужасная мысль, и ты ее выполнишь. То есть, стоишь у окна и боишься не того, что прыгнешь из него, а того, что придет такая мысль, и ты не сможешь сопротивляться ей. Не совсем так, конечно, но люди с обессивно-компульсивным расстройством (ОКР) меня прекрасно поймут. В итоге я не подходил к окнам, не выходил на балкон, не подходил ближе, чем на метр к путям в метро, потому что боялся, что либо мысль придет, и я прыгну под поезд, либо что меня туда столкнут. Веселая жизнь, не правда ли?

Дальше еще веселее. Твоя жизнь к этому моменту и так тяжела и безрадостна. Но если после серьезного стресса (а к тому моменту уже все что угодно жуткий стресс, типа начальник пожурил — можно вешаться) ты не дай бог сорвался, и выпил бокал вина, то перед сном тебя ждет особенное развлечение. Только начал засыпать, как в голове включатся музыкальная симфония. Настоящая, оркестр целый. Причем ранее не слышанная. И все громче и громче, спать невозможно. Но стоит открыть глаза и выйти из дремоты — тишина, ничего нет. Один раз рок-концерт был. Если бы я что-то понимал в музыке, я может хоть ноты бы запомнил или мелодию. Но это вряд ли. В мыслях у тебя только «О боже, когда же это закончится, неужели у меня шиза началась». Но музыка это цветочки. Бывает, что приходят черти. Этих вообще тяжело описать. Они как суслик, их не видно, но они есть, крутятся вокруг твоей головы, и обвиняют во всех твоих грехах (а твой мозг знает, в чем тебя обвинить, он все про тебя знает), и убедительно доказывают тебе, что ты не достоин жизни, и должен немедленно убить себя об стену. А ты, как можешь, оправдываешься, пытаясь убедить их, что не такое уж ты говно, и не надо об стену, пожалуйста. Происходит это, как и с симфониями, в полудреме, стоит очнуться, и все, ночь, тишина и никаких чертей. Но только начал засыпать, как вот они снова, ждут тебя с приговором. Я когда пытался найти ответ в религии, (а с таким набором симптомов не только в религию подашься, дохлого кота съешь, лишь бы помогло), я офигевал от описания мытарств. Это один в один оно. Видно тяжела и тревожна была жизнь первых проповедников, раз им такое же мерещилось. В итоге я даже кровати стал бояться. Для меня сон стал не отдохновением души, а кошмарной неизбежной ежедневной обязанностью, как в клетке с голодными львами посидеть.

Так я прожил почти два года. Улучшений не было. Таблетки помогали частично и лишь на время. Тогда я принял решение завязать пить совсем и навсегда, хотя к тому моменту употреблял всего по бокалу вина в месяц. Но и это не помогло. Все осталось то же самое, только черти ушли и симфонии больше не играли, но они, слава богу, и так были не частыми гостями. Однако я каждый день помимо прочих ужасов, трясся от того, что возникнет мысль или ситуация, что надо выпить, и я не устою. И тогда черти вернутся снова. Надежды не было никакой. Я смирился с тем, что стал сумасшедшим, жизнь моя — дремучая, давящая тоска в кошмарном бреду, и что видимо скоро я умру.

Поэтому стремительное выздоровление, которое началось через 8 месяцев, я воспринимал как что-то совершенно невероятное и волшебное. Этого просто не могло быть, это как родиться заново. Настоящее чудо. Но это уже совсем другая история.

10

В моей семье по отцовской светловолосой-светлоглазой линии все переживали такое,хотя отец тёмный, у него всё нормально, старшие поколения на почве алкоголя, а мне, видимо, бонусом с рождения,черти-херти...
Брат тоже спивается по ходу дела,хоть и тёмный, у матери проблемы,но не такие серьёзные были,когда не работала...
У парня тоже какие-то алкоголические "бесогоны", то скажет что-нибудь,то сделает, потом не помнит - "это не я,я не мог такого,я не помню,бесовщина какая-то".
Зелёный змий-зло,паразитическая сущность....
:confused:

Отредактировано Dashkentuz (2013-02-04 11:56:10)

11

Dashkentuz, и это снова к вопросу: а что же есть Я? Если это самое "Я" можно вот так в хлам растрепать, что не поймешь - где ты, а где не ты. Про кого это сказано - "Я"?

И дело не в истерии по этому поводу, просто интересно - выходит, что это самое более-менее целостное "Я" - хрупкая вещь, а вовсе не нечто статичное и божественное, а-ля "Вечная Душа". Где центр волений, где генеральные мотивы, которые позволили бы говорить о каком-то целостном "Я"?

Разумеется, очень мудро не бухать, не жрать колес и не ширяться - ну и вообще "не расшатывать лодку" психики почем зря, но какие такие глубинные смыслы ищут в этом хлипком "Я", когда оно может быть так сильно изменено, что само Я будет говорить: да это же не Я!

Отредактировано Так (2013-02-04 12:20:33)

12

"Я не я" как опыт я. Я как бытие,сознающее само себя. Я -   сознающий бытие сознающее само себя.

Отредактировано Dashkentuz (2013-02-04 12:37:50)

13

Зелёный змий-зло,паразитическая сущность....


Где центр волений, где генеральные мотивы, которые позволили бы говорить о каком-то целостном "Я"?


   Пристрастие к различным явлениям, процессам, можно отнести к понятию зависимости. Зависимость может быть проявлена в жизни человека, как вертикаль духовно – физическая, т.е. та психоформа, что живёт в человеке, проявляется в его жизни. Различные страсти к еде, курению, алкоголю, наркотикам, самые различные фобии и т.д. и т.п. То есть вся жизнь человека – сплошная зависимость. С одной стороны зависимость – это форма проявления психической энергии, а её можно разделить (условно) на два потока, психофизику человека как биологического вида и духовно-физическое, опирающуюся на высшую индивидуальность. Эти два потока, или две части восьмёрки, нижняя и верхняя, должны быть в гармонии, ибо это одно целое. Тогда, зависимость человека от питания, ухода за телом и т.д. перестанут проявляться как зависимость принуждения, а перейдут в разряд осознанного и радостного восприятия процесса жизни. А духовно – физическая линия поведения получит мощнейший импульс развития.
    Сейчас же происходит неразумная трата энергий, предназначенных для духовно – физического развития, на подпитку паразитов, обосновавшихся около ядра восьмёрки. За счёт высших качеств человека развиваются его низкие структуры – сущности. И они бывают до того развиты и сильны, что порабощают  ум и сердце человека. Подобно метастазам эти пауки распускают свои  щупальца по всем центрам, чакрам человека, закрывают их, меняется аура человека, его излучение тускнеет и теряется связь с миров высшим. Постепенная деградация и угасание, вот к чему может привести зависимость.
    Освободиться от желаний как цели, а использовать их как средство. Жить осознанно, значит четко соблюдать границы дозволенного.
    Твои Учителя.

взято отсюда: http://www.poznanie-vsem.ru

Отредактировано САВ (2013-02-04 18:08:27)

14

Это была награда «за мужество, доблесть и энергичное руководство гарнизоном при ликвидации танкового отряда Советов, который, воспользовавшись сильным снегопадом, прорвался непосредственно в город»

Нам была рассказана история про Горобца, а им про танковый отряд Советов. И неизвестно какая из историй правдива, и насколько.

15

CAB, а ты свинину кушаешь? Обрезание уже сделал? На службы по воскресеньям ходишь? В Ганге хоть раз омылся? Про какие границы дозволенного речь? Границы дозволенного Твоих Учителей?

Спроси заоднем у них о начале зависимости, а то прям как у Амаяка Акопяна - раз, и "восьмерка" какая-то появилась да еще и с конкретными параметрами зависимостей. Как там насчет детерминизма, или на возникновение "восьмерки" это не действует - типа "вот что восьмерка животворящая делает!" Нет, CAB, тут не иначе как без магии Амаяка Арутюновича не обошлось, ведь как говорил великий волшебник: "Чтобы произошло чудо - надо дунуть!"

16

Под границами, видимо, подразумевается самодисциплина, практики, которые усмиряют плоть и позволяют сконцентрироваться на своем духовном развитии. Там, где вседозволенность, там будут процветать и зависимости, которые будут приводить к деградации личности: духовность - "животность". Алкогольная зависимость - болезнь тела. У человека с устойчивой психикой, Я не такое уж и хрупкое, при том, что психику можно разрушить, человека покалечить или убить. Я - осознание своей индивидуальности, воля и память.

17

Алкогольная зависимость

интересно, вседозволенность приводит к зависимостям.

18

wp2 написал(а):

интересно, вседозволенность приводит к зависимостям.

Попустительствует. Болезнь, в том смысле, что здоровому духу в таком теле не быть. Тело, реагирующее на "морковки".

19

САВ написал(а):

Подобно метастазам эти пауки распускают свои  щупальца по всем центрам, чакрам человека, закрывают их, меняется аура человека, его излучение тускнеет и теряется связь с миров высшим.

http://s2.uploads.ru/t4oCT.jpg
http://s3.uploads.ru/IVU2e.jpg

20

CAB, а ты свинину кушаешь?

Редко.

Обрезание уже сделал?

Еще нет.

На службы по воскресеньям ходишь?

Нет.

В Ганге хоть раз омылся?

Снова нет.

Про какие границы дозволенного речь?

Очевидно про те, пересекая которые мы испытываем сильные страдания. О которых нам было известно с детства, о которых еще чистая подростковая совесть шептала "это неправильно", но ведь не удержаться...

раницы дозволенного Твоих Учителей?

Скорее Творца.

Как там насчет детерминизма

С ним все в порядке. Кто обусловлен на переживание абстинентного синдрома тот этот опыт получит.

Просто ты спросил про "я" не "я" и про отсутствие целостности/генеральных мотивов, и мне вспомнилась идея про энергетических сущностей, ну я её и заспамил.

21

Еще подумалось: вседозволенность, безграничность - это ГРАНИЦЫ ЗОНЫ комфорта.

22

У моей дочки оба дедушки - алкоголики. Свойственна смена настроений, депрессии. Пьянство с хулиганством и до умопомрачения. Про мое детство можно сказать 100500 раз - жесть. Рассказывать, как мои родители, с обязательным привлечением меня, выясняли отношения, даже стремно. Уходила из дома где-то раз месяц, ночевала у подруг, подруг подруг у родителей одноклассников. Мысли такие: "Почему меня не жалела и втягивала в это мама?". Короче, отца ненавидела даже трезвым. Самый счастливый день, когда уехала из родительского дома. Потом у него случился инсульт, пить стал меньше, страх повторения. Но не смотря на то, что повзрослела, все помнила и не капли не простила, наоборот, вспоминала весь этот бардак и переосмысливала. Потом случился второй инсульт, ухаживала в больнице, стал называть меня уменьшительно ласкательным именем, выпендривался перед соседями по палате, какая у него дочь получилась, в глаза заглядывал нежно-нежно. Как-то приехала к ним, привезла кое-какие продукты, а мамы не было, он мне перед уходом листики в руку сунул, типа, стихи мне написал. Выбегаю на улицу и не могу удержаться, сажусь на ближайшую скамейку и уже вижу, что там будет: прости, прости, прости.. А нет. Мне была дана НОВАЯ память. Типа, если умрет, чтобы хорошо вспоминала и ни одного прости, он - заслуженный российский инженер, изобретатель, хороший компанейский человек, жена только строгая, а так бы во всю детьми занимался, он ведь хотел этого, и про звезды, и про космос, и про вселенную и про Бога, которого вспоминает такой хороший, неплохой человек. Скомкала, хотела выкинуть, но так и валяются где-то в ящике. Как-то хотела рассказ навоять, в чеховском стиле "Папины стихи". Навоялось сейчас, на ходу (я вторую неделю в разъездах, поэтому сорри за сумбурность и невнимательность). Вот, у меня психика это все мракобесие выдержала, а бейбику, по ходу, тоже, бонусами досталось.

Отредактировано Savana (2013-02-06 21:48:17)

23

^ и попробуй таким людям объяснить, что всё происходит так как должно происходить  http://wp2.users.photofile.ru/photo/wp2/200620914/207438979.gif  http://wp2.users.photofile.ru/photo/wp2/200620914/207438979.gif  http://wp2.users.photofile.ru/photo/wp2/200620914/207438979.gif

24

wp2 написал(а):

^ и попробуй таким людям объяснить, что всё происходит так как должно происходить

Это только акцент, типа, зарисовка. Размышления и выводы остались за кадром. В этой жизни, судя по всему, я должна принять сердцем все, что меня угораздило зло и слепо порицать. Такая игра..

Отредактировано Savana (2013-02-07 01:11:52)

25

Я тут решил сильно поболеть немного.

Про границы Творца разговаривать не охота, ибо уныло. Интерпретаций "Творца" - хренова гора и каждый мнит себя знатоком божьих помыслов, хотя практически в каждой религии писано, что, мол, "куда тебе твари до разумения планов Всеведущего". Так нет - кажный раз всё по новой: рисуются очередные Твои Учителя и начинают тебя учить.

"Я" - это структура в принципе является отклонением от стабильности Смерти, поэтому она будет всегда противоречива, решая вопрос Жизни бесконечным числом комбинаций дуальностей. В рамках "Я" невозможно добиться стабильности, "правильности" - это идиотская задача. Стабильности можно добиться только умертвив "Я", но кому эта стабильность нужна, если сам инициатор запроса на стабильность -  "Я" - при этом аннулируется? "Я", живя в своих противоречиях, даже не задумывается насколько противоречиво это его желание стабильности и "правильности".

Savana: http://soznatelno.ru/avtor/petranovskay … 47-58.html Длинная телега, но интересная.

26

Так написал(а):

http://soznatelno.ru/avtor/petranovskay … 47-58.html Длинная телега, но интересная.

Хорошая статья, узнала в себе дядю Фёдора. Когда весь этот хлам из головы выкинешь, тогда, можно принять все как есть.

27

"Я" - это структура в принципе является отклонением от стабильности Смерти, поэтому она будет всегда противоречива, решая вопрос Жизни бесконечным числом комбинаций дуальностей. В рамках "Я" невозможно добиться стабильности, "правильности" - это идиотская задача. Стабильности можно добиться только умертвив "Я", но кому эта стабильность нужна, если сам инициатор запроса на стабильность -  "Я" - при этом аннулируется? "Я", живя в своих противоречиях, даже не задумывается насколько противоречиво это его желание стабильности и "правильности".

Все верно. Главное - не выпадать из этого понимания. Не привязываться ни к чему, бесстрастно забивать на все - и не будет тебе страданий, банальной рефлексии, тупизма и скулежа.)

Отредактировано Savana (2013-02-07 16:16:00)

28

Savana написал(а):

бесстрастно забивать

забивание забиванию рознь. Если не знаете разницу, то лучше ничего не забивайте.

29

рисуются очередные Твои Учителя и начинают тебя учить.

Или напоминать о простых вещах.

А вообще, Так, я еще со времен своих математических экзерцизов заметил что для тебя важнее оформление упаковки чем, собственно, её содержимое. Видимо это тебе еще с лицея привилось. Рассказывал ты мне про палец и Луну, но вот как раз тебе-то на Луну указать нестриженым, немытым пальцем едва ли получиться - ты сразу накинешься на все трещинки и неровности и начнешь интеллектуально их развальцовывать.

Я тут решил сильно поболеть немного.

Есть простые вещи, Так. Они действительно есть.

Это как история с ИИ, который мог свободно перестраивать свои структуры - он настолько усложнялся что переставал "мочь" решать даже простые задачи.

Вот так и мы, постигаем сложнейшие концепции о "высоком", забывая при этом нормально есть, высыпаться, отдыхать, одеваться...

Отредактировано САВ (2013-02-07 18:07:09)

30

САВ написал(а):

Это как история с ИИ, который мог свободно перестраивать свои структуры

СВОИ структуры.