killbuddha.ru (встретишь Будду - убей Будду)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Взросление

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Опубликовано для Ruta и для интересующихся "ПОЧЕМУ?". Писано не мною, но весьма метко, так что никакого смысла рерайтинга нету.

Радости взросления, Буса: отпадает изнурительная необходимость оправдываться за что бы то ни было; наконец-то позволяешь людям быть какими угодно, даже недовольными тобой; даже не переносящими тебя органически. Пусть их; у каждого своя оптика; в чей-то микроскоп ты червь, в чей-то телескоп ты Бог, в прицеле чьей-то винтовки ты главный враг - это ничего не значит, кроме того, что кто-то любит глядеть в микроскопы, кто-то - в телескопы, а кто-то - в прицелы; к тебе это отношения не имеет ни малейшего. Радости взросления, Бусинка - разрешить себе не доедать, когда уже сыт; даже вкусное; даже очень дорогое; даже то, чем угощают; свобода насытиться и отставить тарелку, и не терзаться, что вспомнишь еще этот день, когда есть будет нечего; не вспомнишь. Облегчение, Буса - больше не ревновать к младшим; не закусывать губу, мол, вот какова, девятнадцать лет, а уже главная роль в крутом кино - только жать руку мысленно: пашет девочка, а будет пахать еще яростнее: папарацци, премьеры на разных континентах, перелеты, сальности, цитаты, вырванные из контекста; что ж, удачи. Как и не хочется больше, Буса, смотреть на хорошо сохранившихся старших и говорить себе: "Тридцать шесть? Она красавица. У меня есть еще тринадцать лет". "Сорок пять? Она хороша; но это предел; у меня двадцать два года". У меня вся жизнь, Буса, и придется жить ее всю, и побывать в каждом возрасте; мы и так уже подзавязываем бухать, жрать на ночь и продолжительно пиздострадать - это скверно сказывается на состоянии кожи; плюс неплохая наследственность, Буса; меня не напугать больше - я смотрю в зеркало и вижу, как надо стричься, где через семь лет залягут первые морщины, что будет с носогубными складками, лбом, веками; я знаю, что мне максимум года четыре осталось просыпаться без похмелья и не спать по двое суток без последствий; что бассейн, массажист и психоаналитик, о да; и есть шансы, что на нас с Рыжей через двадцать лет будут смотреть и думать "Сколько им? Да у меня еще куча времени".

Радость, радость взросления, Буса: надоедает врать себе будто ты лучше, чем ты есть; это значительно утяжеляет чемоданы: ладно, подруга, ты что, реально будешь пользоваться этой маской для волос, этим скрабом для ног, будешь носить эти ненормальные каблуки? Тебе реально нужно такое ведро косметики, если ты неделями не красишь даже ресниц? Ну успокойся уже, оставь это. И книжку эту нобелевского лауреата какого-нибудь года оставь уже дома, ты не будешь ее читать, она же ясно, что для сложных натур. И ноут зачем таскать с собой везде? Чтобы показывать всем, как ты здорово умеешь его включать? Ты все равно работаешь по ночам, дома, на подоконнике, раз в пару недель от силы; возьми блокнотик и не выебывайся. Ок, ок, мы не семи пядей, не модельных пропорций, не самого приветливого нрава; к двадцати трем, Буса, можно не покупать книжек, в которых не понимаешь половины слов (а раньше - как же! просвещение!), не стесняться носить короткие платья с этими вот ногами, не отвечать людям, которым нечего сказать - а можешь себе представить, Бусинка, что творится у меня в инбоксах и мессенджерах, сколько там обижающихся, обойденных, неутомимых, здравствуйте-вера-и-еще-четыре-экрана - я, веришь, подыхала несколько лет от чувства вины - я не знаю, что же им всем отвечать, они же такие прекрасные люди, наверное, - а теперь простила себе их всех: я не ищу знакомств, я не даю повода, у меня чудовищно мало времени на разговоры ни о чем; и полегчало, Буса. Еще вот что хорошо - не надо больше питать иллюзий насчет собственной исключительности или незаменимости: брось ты сегодня что-то писать навсегда, никто не будет особенно долго горевать; что ни день, то новый веселый многословный блоггер в поисках благодарной аудитории; поэты, писатели, фотографы, гармонисты и балалаечники, Буса - отряд едва ли заметит потерю бойца. Я теперь не должна никому, кроме себя, и пропускаю мимо ушей любые упреки насчет "что-то вы стали тускнеть, матушка" - я отнюдь, мне просто интереснее стало писать письма и бумажные дневники; там можно с именами и матом, и не трястись потом наутро, что кто-то не тот это может прочесть. Больше не надо дружить со всем миром, Буса, нравиться всем, включать рубаху-парня; как-то больно много энергозатрат при очень сомнительных целях. Можно позволить себе роскошь молчать в компании едва знакомых людей весь вечер - раньше бы ты гарцевал, наливал бы озёра из рукава, танцевал цыганочку вокруг каждого, шутил бы и жёг напалмом, лишь бы только быть королевой вечера, признанной единогласно. Теперь выясняется, что близкие друзья твои совсем не за это тебя когда-то полюбили; а некоторые вовсе пережили немало трудных вечеров, когда ты не затыкался ни на минуту, не давал никому слова вставить и был в среднем на два тона громче всех присутствующих. Господи, облегчение какое, Буса. Все, Буса, мы завершили карьеру массовика-затейника, теперь можно наслаждаться шоу, которые устраивают новички.

Радости, радости взросления, Бусинка: больше не вскидываешься на улице на красивого человека - о, как я хочу быть им! как я хочу быть ею! Больше не ревнуешь вселенную к чужому хорошему тексту, хорошему фильму, хорошему голосу (я, я должна быть на месте автора! я должна быть на сцене!) - наоборот, Бусинка, вздыхаешь с облегчением - как круто, что это уже снято, написано и сыграно; я позанимаюсь чем-нибудь еще. Да, красивая девочка, вон та, грузинка, с тяжелыми, глянцевитыми роскошными волосами до плеч, что ложатся черными волнами, с бровями, со скулами, с тонкими лодыжками, с низким, обволакивающим, чуть сиплым голосом, ей так идут тесные джинсы, легкие туники, маленькие маечки, она так смеется невозможно, всеми зубами, чуть запрокидывая голову, густо, щедро - но зачем мне быть ею, Буса, у нее свои печали, она ссорится с деспотичным отцом, она зависит от грубого мужа, она не знает, чем на самом деле хочет заниматься - хорошо побыть ею полчаса, чтобы все ездили по тебе жадными взглядами; но проблемы я предпочитаю свои, и радости свои, и морду в зеркале тоже свою - она, может, не такой изысканной кисти, но за нее и ответственности меньше поэтому. Не хочется быть вот этим узким мальчиком в низких джинсах с цепью, в напульснике, в футболке швами наружу, чтобы ямочки, когда смеешься - всю жизнь доказывать бабам, что ты не просто лакомое мяско, а мыслящее, равное существо; беситься, когда сюсюкают; сатанеть, когда тридцатипятилетние тетки с лоснящимся декольте прихватывают за задницу в клубе, не спросив имени; зачем, Буса. Мне стало так нравиться быть собой, и только собой. Я наконец дочитала к себе инструкцию, представляешь. Меня тоже можно настроить так, чтобы я была как они. Только зачем вот.

Взросление, Буса; больше не хочется скорее вырасти. Носить строгое, говорить умное, претендовать на истинное и бессмертное; да ну и хуй бы с ним со всем, когда сидишь, скажем, в вечернем платье, босая на пришвартованной яхте в последний вечер в Одессе, в одной руке у тебя бутылка Асти Мартини, присланная доблестной одесской милицией, случайно забредшей на твое выступление, в другой туго скрученный джойнт, на коленях месячный щенок бобтейла, меховой, круглолапый, он спит и сопит во сне; на плечах у тебя куртка, принадлежащая кому-то, заботливо укрывшему, огни дрожат в воде, звезды, и ты влюблен опять, как глупый псих; зачем, зачем расти, бежать, зарабатывать себе сложное лицо и трудную судьбу, когда так круто сейчас, вот здесь - быть девочкой и собой. Лет в пятнадцать ты в каждый момент стремился показать, как чужды тебе все слабости, все общие места; ты говорил только про Бога и войну - а теперь гляди: ты юнее и глупее, чем тогда, и тебе отлично с этим. Взросление, Буса: перестаешь жаловаться и чувствовать обделённость, потому что чего сложного-то - пойди и возьми. Пойди и сам позвони. Пойди и сам добейся, вместо того, чтобы считать, сколько у других. Не хочется ни в суицид поиграть, ни в догонику, ни в сладчайшее из "никто-меня-не-любит" - так возьми задницу в горсть и влюби, и завоюй, и поговори по душам, и впрягись за кого-нибудь, чтобы потом впрягались за тебя. Так просто.

Отпала, Бусинка, любая потребность в кумирах: как можно было быть идиотом настолько, чтобы считать, будто людям нравится, когда ими восхищаются. Только очень некоторым, Буса; все прочие чувствуют себя исключительно глупо: стоят, переминаются с ноги на ногу, отводят глаза и мучительно подбирают слова для ответа. Восхищение - односторонний процесс, очень изнурительный для второй стороны: ты бы рад хлопнуть по плечу, сказать "да ладно", съязвить по-свойски и начать весело пиздеть про мужиков, но когда человек полчаса говорит "вы феномен, вы это понимаете" - можно только скучать и маяться, а потом, конечно, никогда не перезвонить. В пятнадцать лет я только и делала, что деятельно восхищалась людьми, Буса; мне теперь очень стыдно; им приходилось терпеть и мучиться. Не представляю, как это отключить в хороших и вменяемых с виду девочках и мальчиках, с которыми можно было бы легко дружить, если б они давали тебе хоть слово вставить в длинном монологе о том, как ты изменил их жизнь; но сама восхищаться перестала давно, а если и случается грешок, то только когда никто не видит. И стало лучше всем: если не говорить с людьми только о том, как Господь наградил ими человечество, можно успевать обсудить много важного и совершенно бессмысленного, но смешного. Выгода налицо.

Вот так, Бусинка. В следующим письме я расскажу тебе о своих отношениях с деньгами, временем и гинекологами.

Ожидай.

В.

2

Хороший текст,обнадёживащий. Судя по содержанию,автор - публичное лицо.

3

Грустно все это.) В 23 об этом лучше не думать, а то все передумаешь и потом заняться будет не чем. Редко, когда такое хмм.. взросление происходит без деформации личности и приятие искреннее, а не просто поиск новой формы, состояния комфорта. Таков удел и хмм.. и когда-то взрослеющих мужчин, не редко приходилось наблюдать их потухшие глаза, когда красивые женщины в ответ на их заигрывания, отводили скучающий или недоумевающий взгляд. По сути - смена имиджа. Одного рецепта на всех нет. Каждый вписывается в новый образ, как у него это получается. Все люди разные. Мужчины более ликвидны, старых жен любят за старые заслуги.) Есть женщины, которые выходят замуж по несколько раз и есть те, у кого не получается ни одного. Такой случай у моей подруги, её мама в пятьдесят лет вышла в третий раз замуж, за своего одноклассника, и они вместе помогают растить моей подруге ребенка из пробирки. У моей коллеги тоже, только у мамы все в порядке с личной жизнью. Другой вопрос, что считать личную жизнь взрослых людей необходимостью неправильно. Надо жить как получается, вписываться в новые реалии, должно быть интересно всегда, иначе - тоска. Энергия снижается, мозг атрофируется, странностей прибавляется, пороки с возрастом не проходят, старушки завидуют уже не молодым девушкам, а просто молодым и друг другу, а по троллейбусам ходят хамы. Качество личности, характер, собственное достоинство – это все либо есть, либо этого нет. "Радости" возраста - это занятие для тех, кто особо не философствовал до этого.

4

"Возраст" и "Взросление" - это как в той шутке: "Мудрость не всегда приходит с возрастом, бывает, что возраст приходит один."

5

Шутка хорошая.
Я анализирую весь текст - полностью, уже имея опыт выслушивания таких рассказов и в то же время - самоуспокоений. Человек, на кторого не давит возраст, сформулировал бы свой опыт взросления не так - без лишнего трепета, в виде мировоззрения зрелого человека. Здесь же, если прочитать внимательно, сознание автора постоянно проводит параллель с ушедшей молодостью. Это все равно, что находить прелести в том, что ушел любимый человек - столько полезного можно сделать. Цинизма Троля здесь не хватает. )

Отредактировано Savana (2013-01-21 13:14:15)

6

Так, извините, посмотрела автора, среагировала, выходит - мои проекции, наверное, еще ваш анонс с толку сбил.)

7

Savana написал(а):

Шутка хорошая.
Я анализирую весь текст - полностью, уже имея опыт выслушивания таких рассказов и в то же время - самоуспокоений. Человек, на кторого не давит возраст, сформулировал бы свой опыт взросления не так - без лишнего трепета, в виде мировоззрения зрелого человека. Здесь же, если прочитать внимательно, сознание автора постоянно проводит параллель с ушедшей молодостью. Это все равно, что находить прелести в том, что ушел любимый человек - столько полезного можно сделать. Цинизма Троля здесь не хватает. )


Мне сдается, что это типично "женское", и полагаю, что эти "страдания о девичестве" возникают довольно рано, намного раньше, чем это реально становится заметным. Точно так же как все эти косметические прихорашивания, которые мужчины по большей части и не замечают, в итоге эти "косметические соревнования" - это чисто женский вид спорта, хотя позиционируется, конечно, что всё для нас - для мужчин. Ага-ага. Или вот еще шмотки. Да, приятно, когда женщина хорошо и стильно одета - но и не более, и это опять же внутригендерное соревнование - не придают мужчины такой гиперважности шмотью на женщине. Отсюда и затронутая в тексте проблематика. Более того, очевидно, что текст имеет конкретного адресата с соответсвующим набором интересов по жизни.

Опять же вы вот выделили этот аспект, а для меня он звучит вообще как, например, проблема пушистости усиков у тараканов - я, конечно, с уважением отношусь к этой проблеме - важно-то именно то, что тут важность высока, а не то, что кто-то думает об этих приоритетах. Поэтому, не смотря на то, что я далек от этих переживания, я вполне могу их понять.

8

Savana написал(а):

Так, извините, посмотрела автора, среагировала, выходит - мои проекции, наверное, еще ваш анонс с толку сбил.)


Да в общем-то в рамках анонса я лишь хотел текстом на "женском языке" подчеркнуть незатейливую мысль: живи с собой в ладу - и будет всё пучком.

9

Так написал(а):

Опять же вы вот выделили этот аспект

Я всё вижу.) Это я текст не смогла внимательно прочитать, только с шашкой наголо, перескакивая через две-три строки, а себя я перечитала.

Отредактировано Savana (2013-01-21 17:53:59)

10

Усталая исповедь социального ветерана. Но первые пять строк неплохи.

11

КАПРИЗНЫЙ СТАРИК

Когда этот старик умер в гериатрической палате дома престарелых в маленьком австралийском городке, все считали, что он ушел из жизни, не оставив в ней никакого ценного следа. Позже, когда медсестры разбирали его скудные пожитки, они обнаружили это стихотворение. Его смысл и содержание настолько впечатлили сотрудников, что копии поэмы быстро разошлись по всем работникам больницы. Одна медсестра взяла копию в Мельбурн. Единственное завещание старика с тех пор появлялось в Рождественских журналах по всей стране а также в журналах для психологов. Также на основе его простого, но красноречивого стихотворения была сделана презентация. И этот старик, который нищим ушел из жизни в Богом забытом городке в Австралии теперь взрывает интернет глубиной своей души. (Привожу мой дословный перевод на русский. В английском оригинале стих звучит очень поэтично и поражает глубиной мысли и красотой рифмы).

КАПРИЗНЫЙ СТАРИК

Что ты видишь медсестра? Что ты видишь?
Что ты думаешь, когда смотришь на меня? Капризный старик, глуповат…
С непонятными укладом жизни, с отсутствующими глазами?
Переводящий попусту еду? Когда ты кричишь "Давай старайся!"
И кажется тебе, что он не замечает, что ты делаешь.
Вечно теряющий носки или туфли?
Ни на чем не настаивающий, но позволяющий тебе делать с ним все что угодно? День которого нечем заполнить, кроме как купанием и кормлением?
Вот что ты думаешь? Это ты видишь? Открой глаза, медсестра.
Ты не смотришь на меня. Я скажу тебе, кто я.

Даже сидя здесь тихо, Подчиняясь вашему распределению, питаясь по вашему желанию.
Я все еще мальчик десятилетний, живущий с отцом и матерью,
Братьями и сестрами и мы все любим друг друга.
Молодой юноша шестнадцати лет, с крыльями на ногах
Мечтающий встретить любовь свой жизни на днях.
Жених, которому скоро двадцать и у которого выпрыгивает сердце,
Помнящий клятвы, которые обещал исполнить.
А сейчас мне двадцать пять и у меня есть свой малыш.
Который нуждается в моем руководстве, охране и доме.
Человек, которому тридцать! Мой малыш быстро вырос,
Мы связаны друг с другом не рушимими узами.
А в сорок мои сыновья выросли и покинули дом.
Но моя женщина рядом со мной и она не дает мне горевать.
И вот в пятьдесят снова малыши играют у моих ног,
Опять мы с детьми, моя любимая и я.
Темнота сгустилась надо мной – моя жена мертва.
Я смотрю в будущее и вздрагиваю от ужаса.

Теперь я живу ради детей и ради их детей.
И я думаю о годах... о любви, которая у меня была.
Теперь я старик… и жизнь жестокая вещь.
Издеваясь, заставляет старость выглядеть глупо.
Тело дряхлеет и разваливается, величие и сила уходят.
И теперь на том месте камень, где однажды было сердце.
Но внутри этой дряхлой оболочки все еще живет молодой человек,
И снова и снова сердце от стуков пульсирует
Я помню всю радость, я помню всю боль. И я люблю и живу!
В этой жизни как прежде. Я думаю о годах, которых было так мало и которые пролетели так быстро.
И я соглашаюсь с упрямым фактом, что ничто не может продолжаться вечно.

Так откройте глаза ваши, люди! Откройте и посмотрите. Не капризный старик! Посмотрите внимательней и увидте МЕНЯ!

Оригинал поэмы на английском:

What do you see? What are you thinking .. . when you're looking at me?
A cranky old man, . . .not very wise, Uncertain of habit. . . . .. with faraway eyes?
Who dribbles his food .. . ... . . and makes no reply.
When you say in a loud voice…
'I do wish you'd try!' Who seems not to notice . . .the things that you do.
And forever is losing.... A sock or shoe?
Who, resisting or not... lets you do as you will, With bathing and feeding . . . .
The long day to fill? Is that what you're thinking?. .Is that what you see?
Then open your eyes, nurse .you're not looking at me. I'll tell you who I am . . . . .. As I sit here so still, As I do at your bidding, .. . . . as I eat at your will. I'm a small child of Ten . .with a father and mother, Brothers and sisters .. . . .. . who love one another A young boy of Sixteen . . . .. with wings on his feet Dreaming that soon now . . .. . . a lover he'll meet. A groom soon at Twenty . . . ..my heart gives a leap. Remembering, the vows .. .. .that I promised to keep. At Twenty-Five, now . . . . .I have young of my own. Who need me to guide . . . And a secure happy home. A man of Thirty . .. . . . .
My young now grown fast, Bound to each other . . ..
With ties that should last. At Forty, my young sons .. .have grown and are gone,
But my woman is beside me . . to see I don't mourn.
At Fifty, once more, .. ...Babies play 'round my knee, Again, we know children . . . . My loved one and me. Dark days are upon me . . . .
My wife is now dead. I look at the future ... . . . . I shudder with dread.
For my young are all rearing .. . . young of their own. And I think of the years . . . And the love that I've known. I'm now an old man . . . . . . .. and nature is cruel. It's jest to make old age . . . . . . . look like a fool. The body, it crumbles .. .. . grace and vigour, depart. There is now a stone . . . where I once had a heart. But inside this old carcass . A young man still dwells, And now and again . . . . . my battered heart swells I remember the joys . . . . .. . I remember the pain. And I'm loving and living . . . . . . . life over again. I think of the years, all too few . . .. gone too fast. And accept the stark fact . . . that nothing can last. So open your eyes, people .. . . . .. . . open and see. Not a cranky old man . Look closer . . . . see .. .. . .. .... . ME!!