killbuddha.ru (встретишь Будду - убей Будду)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Стихи

Сообщений 121 страница 150 из 199

121

эта горечь, без которой вроде бы никуда,
потому что ты больше думаешь, чем живёшь;
это временно, хоть и кажется, что навсегда,
запомни, навсегда — в принципе — ложь.

говоришь о главном, плачешь о небольшом,
но согласись, это не больше, чем блажь;
завтра встретишь своё хорошо,
если сейчас его не предашь.

будто тебе действительно важен ответ,
будто действительно сможешь сойти с ума;
всё ослепительно просто: вот в тебе свет,
вот в тебе тьма.

тёплыми кольцами разворачиваясь внутри,
трётся в тебе небывалое, ты ведь ему тесна;
значит, только и делай, что будь, смотри,
слушай,
запоминай.

122

Вам, "Мирным Воинам"

Тот, кто любит цветы,
Тот, естественно, пулям не нравится.
Пули - леди ревнивые.
Стоит ли ждать доброты?
Девятнадцатилетняя Аллисон Краузе,
Ты убита за то, что любила цветы.

Это было Чистейших надежд выражение,
В миг, Когда, беззащитна, как совести тоненький пульс,
Ты вложила цветок
В держимордово дуло ружейное
И сказала: "Цветы лучше пуль".

Не дарите цветов государству,
Где правда карается.
Государства такого отдарок циничен, жесток.
И отдарком была тебе, Аллисон Краузе,
Пуля,
Вытолкнувшая цветок.

Пусть все яблони мира
Не в белое - в траур оденутся!
Ах, как пахнет сирень,
Но не чувствуешь ты ничего.
Как сказал президент про тебя,
Ты "бездельница".
Каждый мертвый - бездельник,
Но это вина не его.

Встаньте, девочки Токио,
Мальчики Рима,
Поднимайте цветы
Против общего злого врага!
Дуньте разом на все одуванчики мира!
О, какая великая будет пурга!

Собирайтесь, цветы, на войну!
Покарайте карателей!
За тюльпаном тюльпан,
За левкоем левкой,
Вырываясь от гнева
Из клумб аккуратненьких,
Глотки всех лицемеров
Заткните корнями с землей!

Ты опутай, жасмин,
Миноносцев подводные лопасти!
Залепляя прицелы,
Ты в линзы отчаянно впейся, репей!
Встаньте, лилии Ганга И нильские лотосы,
И скрутите винты самолетов,
Беременных смертью детей!

Розы, вы не гордитесь, Когда продадут подороже!
Пусть приятно касаться
Девической нежной щеки, -
Бензобаки Прокалывайте Бомбардировщикам!
Подлинней, поострей отрастите шипы!

Собирайтесь, цветы, на войну!
Защитите прекрасное!
Затопите шоссе и проселки,
Как армии грозный поток,
И в колонны людей и цветов
Встань, убитая Аллисон Краузе,
Как бессмертник эпохи - Протеста колючий цветок!
(Е.А. Евтушенко)

123

и чем дольше молчишь, тем больше в тебе густого
неподдельного света, звонкой искрящейся правды.
и не то чтобы слова ничего не стоят,
просто слов не надо.

смотри: кирпичное крошево рыжим окрасило мох под мостом,
женщина в болтливых браслетах ест на веранде вишню,
кошка жмётся к асфальту беременным животом;
ничего лишнего.

чем дольше молчишь, тем смешнее, сомнительнее дар речи,
обретаемый так нелепо, нечаянно, трудно, поздно.
извлекающий звуки всё время рискует обжечься
о воздух.

124

Это как проснуться в пустой палате,
повыдирать из себя все трубки, иголки, датчики,
Выбежать во двор, в чьих-нибудь бахилах на босу ногу;
Что они сделают, эти чертовы неудачники,
С обреченным тобой, подыхающим понемногу;

И стоять, и дышать, и думать – вот, я живой еще,
Утро пахнет морозом, и пар изо рта, и мне бы
Хоть бы день; а уже тишина начинает сигналить воюще,
Уже сердце растет, как сказочное чудовище,
Небо едет вниз по дуге, и ты падаешь возле неба.

Твою душу легонько сталкивают корабликом
Вдоль по вечной реке, и весь мир обретает краски
И рельеф; а ты сам навсегда лежишь почерневшим яблоком,
Поздним августом, на ступенечке
У терраски.

125

Случайно выскользнуть из рук
И разлететься на осколки,
И каждым что-то отразить.
А в безнадежности полета
Отчетливое удивленье -
Ужели было так ненужным,
Чтоб так небережно хранили…
Потом валяться под ногами,
Мучительно пытаясь вспомнить…
Но не уметь собраться целым и тихо плакать.

126

всё, как в кино - на грани бреда
с харакири и странным концом
мне бы родиться в эпоху эдо
японкой с выбеленным лицом

собирать из души оригами
чтобы не чувствовать пустоты
иероглифами и стихами
разводить между нами мосты

Бакэмоно! жестокий демон
вырви мне сердце. оно болит
я клянусь самым синим небом
эта любовь всё равно сгорит!

127

Представил жизнь пространно и туманно,
Мечтая вслед большому кораблю.
Цветы купил у пирса, как ни странно,
Совсем не те, которые люблю.

И, пристань одиноко покидая,
О чем-то мимолетном загрустил
И свой букет кому-то подарил,
Смущенного лица не замечая.

Наверное, становится уделом
Не тех встречать, не этих провожать;
И ждет не та, которой мне хотелось
Всего себя отдать...

...застряло когда-то во мне это стихотворение: залитая солнцем пристань, шум моря и толпы, теплые прикосновения бриза...

128

Так написал(а):

И ждет не та, которой мне хотелось
Всего себя отдать...


Не помню дословно: Не смейтесь над вкусом своей второй половины, потому что он выбрал вас.
Фрактал.

---

Поясню как профессиональный подход. Приходит, например, клиент из другой компании, и начинает общаться не по делу, говорить нехорошо о своей предыдущей компании. Настораживаешься. А если по делу, то и понятно - его право выбирать: не получил то, что требовалось, пошел искать другую компанию.

И уже переходя на пример отношений между м и ж. Обещание единовременно всего себя отдать, и до гроба - эмоции. По честному: от тебя зависит, останусь ли я с тобой или нет. Но так мало кто говорит.)

129

Savana написал(а):
Так написал(а):

И ждет не та, которой мне хотелось
Всего себя отдать...

Не помню дословно: Не смейтесь над вкусом своей второй половины, потому что он выбрал вас.
Фрактал.


Да, это верно. Лучше не есть ничего, чем кушать что попало. Поэтому я никогда не сомневался в своем выборе.

Стихо не про меня, это о настолько стародавних временах... и для меня акцент в этом стихотворении на несколько иных строках.

130

Так написал(а):

Стихо не про меня, это о настолько стародавних временах... и для меня акцент в этом стихотворении на несколько иных строках.

Я безотносительно, просто попало во внимание. Почему, дополнила выше.

131

Savana написал(а):
Так написал(а):

Стихо не про меня, это о настолько стародавних временах... и для меня акцент в этом стихотворении на несколько иных строках.

Я безотносительно, просто попало во внимание. Почему, дополнила выше.


Вопрос со "ждет не та" на самом деле может быть и отличным от: "ждет" "вторая половина". В моей жизни случалось и так, что "ждали" те, кому я честно ничего не обещал и не создавал ложных надежд - это был их выбор, и в конечном счете я однажды поступил с одной девушкой крайне... жестко. Я сказал в конце концов самую ранящую любящего человека фразу: "Я не люблю тебя". До сих пор я не знаю что лучше: уклоняться или сказать эти слова. И дело тут вовсе не в пресловутой "честности". Мы были друзьями с той девушкой - настоящими друзьями. По-крайней мере она была для меня только другом... И я дорожил этой дружбой.

...У меча справедливости (честности) нет рукояти... Как его не бери.

Было и так, когда я поддерживал отношения одновременно с несколькими девушками не скрывая этого. Впрочем, тут-то как раз было всё прозрачно.

Отредактировано Так (2014-07-04 15:40:37)

132

Так написал(а):

Вопрос со "ждет не та" на самом деле может быть и отличным от: "ждет" "вторая половина".

Разумеется. На то, чтобы найти "того самого" человека многим не хватает жизни, или, на самом деле, это и вовсе не требуется.
Из шуточного интереса, как бы-по мужски, оценивала девушек, которые попадали в моё внимание. Из всех, кто мне попадался, пусть через четыре года, наверное, надоела бы каждая. Многие очень быстро.) Кроме не заменимой.)

133

Savana написал(а):
Так написал(а):

Вопрос со "ждет не та" на самом деле может быть и отличным от: "ждет" "вторая половина".

Разумеется. На то, чтобы найти "того самого" человека многим не хватает жизни, или, на самом деле, это и вовсе не требуется.
Из шуточного интереса, как бы-по мужски, оценивала девушек, которые попадали в моё внимание. Из всех, кто мне попадался, пусть через четыре года, наверное, надоела бы каждая. Многие очень быстро.) Кроме не заменимой.)


Это не совсем корректное впечатление. Всё меняется.

Как там есть фразочка: "Мы стали теми, от кого родители просили держаться подальше." Так что, что там будет через N лет...

Отредактировано Так (2014-07-04 16:03:14)

134

Так написал(а):

Это не совсем корректное впечатление. Всё меняется.

Как там есть фразочка: "Мы стали теми, от кого родители просили держаться подальше." Так что, что там будет через N лет...

Одно ясно наперед - всё должно устраивать меняющегося человека.  А вообще, да, всякое бывает.

135

И, когда к нему, наконец-то, приходит тоска,
поправляет непослушный вихор у виска,
садится на краешек бокового места,
произносит со вздохом: «Не хочу быть резка,
но сейчас, когда за окном наступила мгла,
я, полагаю, вполне уместна;
я, как мне кажется, ни капельки не нагла,
я терпела так долго, как только могла,
тебе, мой хороший, должно быть лестно.

Ты четыре месяца живешь как в раю,
словно не чувствуя, что сидишь на краю,
словно перед тобой — не ледяная бездна,
словно не я тут рядом с тобой стою;
ты глядишь на тот берег, будто уже там —
ты ещё не там, да будет тебе известно;
и когда пойдешь по воздушным своим мостам —
ты, конечно, иди — но учти, что к твоим годам,
о людях судят не по мечтам прелестным,
но по трудам.

Ты пойми — я же не мачеха или злейший враг,
чтобы пальцем тыча в тебя, говорить — дурак!
Просто я вижу, как ты отрываешься от земли —
от реальности, словно реальность — брак,
что у тебя не линия жизни, но колея —
всех поездов, ждущих тебя вдали,
что так будет вечно, ну коли я
не приду к тебе, принося итог — в нем одни нули,
и сплошной, беспросветный мрак —
кто как не я, скажет: «хватит врать, старик!»,
я для тебя как Гала для Дали…
ну, хорошо, как для Вовочки — Лиля Брик,

Знаешь, как я искала, когда из тебя пропала?
Обзвонила все морги, больницы — вот как тебя искала,
занавесила в доме все зеркала;
пошла по знакомым, друзьям — они говорят, не знаем,
по ночам на луну — то воем, то лаем,
трое суток вообще не спала,
но, поверь, что совсем не таю зла я.
Сижу тут с тобой, о будущем говорю,
выйдем в тамбур — за компанию покурю,
поворчу для вида, встречу зарю —
я, как видишь, совсем для тебя не злая —
я, бы даже сказала, что я тебя люблю.

Принимай эту встречу, как первый звонок,
как сердечник — боль, лишь похожую на инсульт;
это лето тебе преподносит хороший урок:
ни из денег, ни из свободы не следует делать культ;
просто жить нужно так, словно играешь клёвую драму —
чтоб зашкаливало кардиограмму —
чтоб Господь отложил из рук своих пульт,
случайно попав на твою программу».

Я смотрю ей в глаза, головой оперевшись на раму:

— Слушай, дай я сейчас хоть чуть-чуть посплю?!
Потерпи немного, возвращайся, пожалуйста, к октябрю,
и я с удовольствием с тобою поговорю,
заварю тебе чаю, нарежу сыра Дор Блю,
постелю в гостинной, повеселю,
зубную щетку тебе куплю;
приходи, в общем, осенью

— чего уж там —

до весны тебя в себе поселю.

136

Я сомневался, признаю, что это сбудется с ним,
Что он прорвется сквозь колодец и выйдет живым,
Но оказалось, что он тверже в поступках, чем иные в словах.
Короче, утро было ясным, не хотелось вставать,
Но эта сволочь подняла меня в шесть тридцать пять,
И я спросонья понял только одно - меня не мучает страх.

Когда я выскочил из ванной с полотенцем в руках,
Он ставил чайник, мыл посуду, грохоча второпях,
И что-то брезжило, крутилось, нарастало, начинало сиять.
Я вдруг поймал его глаза - в них искры бились ключом,
И я стал больше, чем я был и чем я буду еще,
Я успокоился и сел,мне стало ясно - он убил свою мать!..

И я смотрел ему в глаза - в них искры бились ключом,
И я был больше, чем я был и чем я буду еще,
И я сказал себе опять: "Невероятно! Он убил свою мать!.."

И время встало навсегда, поскольку время стоит,
А он сказал, что в понедельник шеф собрался на Крит,
Короче, надо до отъезда заскочить к нему, работу забрать.
И он заваривал чай, он резал плавленый сыр,
А я уже почти что вспомнил, кто творил этот мир,
Я рассмеялся и сказал: "Ну как ты мог, она ведь все-таки мать!"

И он терзал на подоконнике, плавленый сыр,
А я уже почти припомнил, кто творил этот мир,
И я сказал ему: "Убивец, как ты мог? Она же все-таки мать!"

И он сидел и улыбался, и я был вместе с ним,
И он сказал: "Но ты ведь тоже стал собою самим!"
А я сказал: "Найти нетрудно, но в десятки раз сложней не терять.
И будь любезен, прекрати свой жизнерадостный бред!
Ты видишь свет во мне, но это есть твой собственный свет.
Твоя ответственность отныне безмерна - ты убил свою мать!

Изволь немедля прекратить свой жизнерадостный бред!
Ты видишь свет во мне, но это есть твой собственный свет.
Твоя ответственность безмерна - ты свободен,
Ты убил свою мать!"

На дальней стройке заворочался проснувшийся кран.
Стакан в руке моей являл собою только стакан,
И в первый раз за восемь лет я отдыхал, во мне цвела Благодать.
И мы обнялись и пошли бродить под небом седым,
И это Небо было нами, и мы были одним.
Всегда приятно быть подольше рядом с тем, кто убил свою мать.

© С. Калугин

137

Крылатым пора на спасительный юг,
С души осыпается медь...
И сердце колотится – маленький Мук,
Спешащий повсюду успеть.
Бежит, спотыкается... Ветер в ушах
Свистит непонятно о чём.
А Время смеётся, как злой падишах,
Маяча за левым плечом.

Мой маленький Мук, для чего, и кому,
И, главное, что доказать
Ты хочешь, пока то суму и тюрьму,
То всю королевскую рать
Хозяин сулит, но безжалостно врёт
И вновь переводит часы,
Гоня за неведомым чем-то вперёд –
Сквозь дебри лесной полосы,
За бурные реки, крутые хребты,
По вязким барханам песка?..
Опять в проигравших окажешься ты –
А цель, как всегда, далека.
И всё-таки ты не сдаёшься, малыш...
Лукава судьба и хитра –
Но ты всё равно и её победишь:
Обгонишь дорогой добра.

...А если вдруг где-нибудь ты упадёшь,
Доверчивый маленький Мук,
Почти добежав, задохнёшься...

Ну что ж,
Пускай это будет душистая рожь –
И синее небо вокруг.

138

когда почти все закончилось,
он сидит у костра.
дорога железная рядом
заброшена и стара.
он сидит у костра,
и ветер на диво тих.
когда почти все закончилось,
он вспоминает их.

они, как обычно, рядом.
один за правым плечом,
второй за левым.
от этого горячо
где-то между лопаток.
тлеют угли.
темно еще.

дело к пяти.
обстоятельство таково:
они никуда не денутся
от него.
ведь обещали —
в жизни и в смерти —
так.
бросить в огонь на память стальной пятак.
ну извини, если что не так.

когда почти все закончилось,
он их чует спиной.
глотает из фляги — в ней ветер, горький, чумной, шальной.
веток бросает в костер.
под такой луной
они вспоминаются остро особо,
как будто каждый живой.

он говорит им:
вот скоро,
скоро уже совсем
кончится все — и счастье настанет всем,
мы воевали за счастье — вот оно, напрокат.
каждому
по вагону тушенки
и самокат.

он говорит: все будет,
но если по-чесноку,
то одного никак забыть не могу,
помните, было лето,
август,
вода,
прилив.
мы хотели зажечь костер тогда,
но не зажгли.

он говорит: ни о чем не жалею,
но если вернуться в тогда,
там, где вино, и смех, и темна вода,
если б вернуться в прошлое,
если б я мог,
я бы его зажег.

он говорит: если кончится,
непременно зажгу костер,
за вас за двоих и за всех
братьев, отцов, сестер,
пусть он горит до неба
тысячу лет,
пусть освещает дорогу мне
в этой мгле,
в этой, меня обступающей вязкой мгле.

ибо же тьма лежит вокруг и во мне,
ибо же я один в тишине, тишине.

дело к рассвету.
углей чернеет медь,
неразличимо
начинает светлеть.

139

Прозрачней небо, ночи холодней.
Пора, приятель, двери конопатить,
Считать цыплят, на ветер деньги тратить,
Играть с дождем, смывая пену дней.
Асфальт в лицо, под ноги - небеса.
Попутный бес по пьяни путь попутал -
С капота под копыта! И как будто
Летят хипы с Ротонды на Беса
По трассе Марс-Сайгон-Ерусалим,
Зеленый флаг любви над ними реет...
Горячий кофе тоже душу греет,
А значит Рубикон преодолим.
Вот стрелки повернули к тридцати.
Все рвут в Христы. И рвут пупки и выи.
А я по счастью даже не Мария,
А так, синица: Проще, чем "прости"
Домыслить, как закончится строка -
По правилам сердечного излома
Смотрю в толпу. И кажутся знакомы
То взгляд, то вдох, то запах табака...

140

Пэм надевает смешной мешковатый свитер,
Грубая вязка, с карманами - здесь и здесь.
Старые джинсы, что на коленях вытерты,
Стали тесны. В остальные уже не влезть.

Этот сутулый мальчик на ней не женится.
Ну и не надо: подумаешь! Сам урод!
У Пэм задержка три с половиной месяца.
И она всё надеется: может, ещё пройдёт.

До выпускных экзаменов - уйма времени,
Географичка опять невзлюбила Пэм.
Что-то всё время ноет в области темени,
То ли бейсболка жмёт, то ли груз проблем.

Маме не до неё, мама снова в депрессии,
Прячет в комоде справку, глядит в окно.
В справке написано "фибромиома в прогрессии" -
Пэм почитала тайком, но ей всё равно.

Ей всё вокруг представляется кинематографом,
Ей всё вокруг - одинаковое на вкус.
Этот сутулый мальчик метит в фотографы
И уезжает в какой-то столичный ВУЗ.

Елки не будет. Какие тут, к чёрту, праздники?
Нет даже снега толком, всё дождь и дождь.
Что он там говорил про "такие разные"?
Что он над ней смеялся "чего ревёшь"?

Рано темнеет. Мама заходит в комнату,
Свет включает - на большее нету сил.
И выключает тут же! И думает: "Что это?..
Ну, чёрт побери! Ну кто тебя, Пэм, просил?.."

141

Хокку.

Меч занесен.
Третий час неподвижен палач.
На блистающем лезвии бабочка спит.

142

Так написал(а):

Хокку.

Меч занесен.
Третий час неподвижен палач.
На блистающем лезвии бабочка спит.

Интересно, кто автор? Первое впечатление, когда читаешь сходу - просто потрясающе. Когда же начинаешь представлять, полнее осознается "палач".

143

Savana написал(а):
Так написал(а):

Хокку.

Меч занесен.
Третий час неподвижен палач.
На блистающем лезвии бабочка спит.

Интересно, кто автор? Первое впечатление, когда читаешь сходу - просто потрясающе. Когда же начинаешь представлять, полнее осознается "палач".


Автора не знаю.

144

В городе каменном, пыльном и сером
Жила-была сущность с глазами змеи
Она отнимала надежду и веру
Паучьи раскинув капканы свои

И все ее знали, и каждый хоть раз
Ее принимал на квартире своей
Она заводила свой грязный Камаз
Сквозь стены въезжала, не видя дверей

Не ждали, не звали, не видели сны
Ворвалась, порвала, заполнила разум
Не есть и не спать, и чувство вины
И боль, и тоска, и надежда - все сразу

В квартире бардак, в личной жизни - нули
Наполнила ядом и душу, и кровь
Не петь, не смеяться, не плакать - скулить
Такая вот стерва - Хромая Любовь

145

ПЬЕСА

Плененный, как будто в неволи,
Под гримом обманчивых лиц
Актер после сыгранной роли
Упал перед публикой ниц.

И ангелы смотрят и черти
Спектакль под названием "Жизнь",
Финал предназначен для Смерти
И лишь эпизод для Души.

Палач идеален для роли,
Одетый в накидку теней,
То маска на нем лишь - не боле! -
Но скрыто ведь что-то под ней.

На нижних рядах слышен топот
Немытых веками копыт,
Вверху кто-то крыльями хлопал,
А ложа все время храпит.

"Сценарий затянут немного," -
Шепнул херувим на стене.
"Ну что вы! - вскричали. - У Бога
На все было только шесть дней!"

"А кто режиссер? Не Лукавый?" -
Промолвил, хрипя, вельзевул.
"Ах! Точно же! Точно же! Дьявол!" -
Средь бесов послышался гул.

"Комедию кажут иль драму?" -
Спросили смотрящие враз,
А ангел, сидящий у рампы
Заметил: "Похоже на фарс."

И вот продолжается пьеса
Из века, скользящая в век,
Сюжет в ней от Бога и Беса,
Но главный герой - Человек!

146

***

Звуки на а широки и просторны,
Звуки на и высоки и проворны,
Звуки на у, как пустая труба,
Звуки на о, как округлость горба,
Звуки на е, как приплюснутость мель,
Гласных семейство смеясь просмотрел.

<1915>
(Давид Давидович Бурлюк)

147

Листы летят, летят издалека, из вянущих садов небесных словно; и падают, с последним взмахом, сонно.

И по ночам из звёзд уединённо летит Земля, темна и нелегка.

Мы падаем. Ладони гаснет взмах. И видишь, - так во всём. И тем не менее.

Есть Тот, кто это долгое падение так нежно держит на своих руках.

***

О как держать мне надо душу, чтоб она твоей не задевала? Как вырвать мне ее с твоей орбиты?

Как повести ее по той из троп, в углах глухих петляющих, где скрыты другие вещи, где не дрогнет мрак, твоих глубин волною не омытый?

Но все, что к нам притронется едва, нас единит, — вот так удар смычка сплетает голоса двух струн в один. Какому инструменту мы даны?

Какой скрипач в нас видит две струны?

О песнь глубин!

148

Унялся, отшушукав, листопад,
И дерева прозрачные стоят:
Вздыхая неприметно на ветру,
Алея обнаженно поутру,
В туманном зыбком мареве лугов
Вплывая в синий сумрачный покров,
Улавливая звезды по ночам,
Внимая соломоновым речам
Реки, что воды медленно струит,
Шлифуя трав береговой нефрит
И вдаль уносит шалую листву,
Удерживая долго на плаву
Все то, что летом билось в вышине,
Кипело, пело, наяву, во сне…
И вот уплыло, сгинуло в ночи,
Легло на дно отрезами парчи…

Былая отлетела суета,
Остались судьбы,
да в ветвях звезда.

149

Последние два хороши.

150

И он делается незыблемым, как штатив,
И сосредоточенным, как удав,
Когда приезжает, ее никак не предупредив,
Уезжает, ее ни разу не повидав.

Она чувствует, что он в городе - встроен чип.
Смотрит в рот телефону - ну, кто из нас смельчак.
И все дни до его отъезда она молчит.
И все дни до его отъезда они молчат.

Она думает - вдруг их где-то пересечет.
Примеряет улыбку, реплику и наряд.
И он тоже, не отдавая себе отчет.
А из поезда пишет: "В купе все лампочки не горят".
И она отвечает:
"Чёрт".

***

И тогда она становится устойчивой как раскрученная юла,
но зачем-то — по инерции? — докрашивает ресницы;
«Он уехал , — она это вдруг отчетливо поняла, —
не случится встречи, в лучшем случае — будет сниться».

Пока город дождем по окнам отчаянно барабанит,
провожая его — счастливого, одинокого;
она не звонит и не пишет (он пригрозил — забанит),
лишь вызывающе смотрит на телефон — мол, кто кого?

И когда у него забирают билет, спрашивают про постель и чай,
он ей пишет: "Я весь промок" — вот и весь отчёт;
и она отвечает ему, как будто бы невзначай:
"Тушь попалась отличная:
не течёт".