killbuddha.ru (встретишь Будду - убей Будду)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Христианство

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Позволю себе процитировать:

"Мне повезло. Родители ,собственно, особо и не скрывали. Я прекрасно знала, где они прячут сам- и там-издат, и жадно читала все, что проходило через дом. К десяти годам проглотила «Слово. Таинство. Образ» и остальные и книги о. Александра Меня. Родители не выбирали за нас - они были за свободный взрослый выбор своих детей. Исполнится 18 - тогда и решишь. Шли годы, залитые ровным светом и было просто знать: «когда я вернусь я войду в тот единственный дом, где с куполом синим не властно соперничать небо». Официальные запреты не пугали. До 18 оставалось немного. Но 9 сентября 1990 пришла оглушающая весть: убили о.Александра Меня. Зарубили. Встречи, длинного разговора которого ждала все детство, не случилось. И такая смерть. Заказ КГБ просматривался со всей очевидностью. К топору зовите Русь. В памяти отчетливо всплыло убийство ксендза о.Ежи Попелюшко. Официальные иерархи отмалчивались. С юным максимализмом решила, что после этого порога православной церкви точно переступать не хочу. Это совпало со становлением пост-советской государственной религии – точнее, распространению узаконенного язычества – от освящения автомобилей до «постных меню» в кафе. В прелом воздухе перегнившего лубочного православия все яснее проступал тлетворный дух национализма. И все же все же все же. Дух дышит, где хочет. Посеянное под снегом взошло вопреки всему. Было мучительно страшно – как на картине Рембрандта: ощущение промотанного наследства боролось с гордостью за свое - свои идеи, принципы, убеждения. Но они больше ничего не значили. А значило только - «Встань и иди». Чуть свет поднялась и пошла. «Евангелие дает нам иную модель. А именно: модель с о у ч а с т и я человека в творческом процессе. Подлинная ответственность человека, подлинная активность человека. Творцы, соучастники, соответчики. Если мы полностью поймем эту важность христианской ответственности, мы увидим, что некоторые из нас искали в Церкви совсем иного. Я вспоминаю слова французского писателя Рода, который в конце прошлого века писал : «Я вошел в церковь (он был позитивистом), и меня убаюкали звуки органа, я вдруг почувствовал – вот это то, что мне надо, это корабль, который стоит неподвижно, мир проходит, а это все остается, небесные звуки органа… И мне показалось, что все мои проблемы – пустяки, и что проблемы этого мира – пустяки, и что вообще надо отдаться течению этих звуков…» Это не христианство, а это опиум. Я очень ценю слова Маркса об опиуме, они всегда являются напоминанием христианам, которые хотят превратить свою веру в теплую лежанку, в убежище, в тихую пристань. Соблазн понятный, распространенный, но тем не менее это только соблазн. Ничего похожего на лежанку или на тихую пристань Евангелие не содержит. Принимая христианство, мы принимаем риск! Риск кризисов, богооставленности, борьбы. Мы вовсе не получаем гарантированных духовных состояний, «блажен кто верует, тепло ему на свете», как часто повторяют. Нет, вера вовсе не печка. Самые холодные места могут оказаться у нас на пути. Поэтому истинное христианство – это, если хотите, экспедиция. Экспедиция необычайно трудная и опасная..."

Екатерина Марголис.

2

Удивительно, когда ищешь, не находишь. Когда перестаешь искать, оно приходит. То, что тебе нужно было услышать. Спасибо.

3

Так написал(а):

Позволю себе процитировать:

"Мне повезло. Родители ,собственно, особо и не скрывали. Я прекрасно знала, где они прячут сам- и там-издат, и жадно читала все, что проходило через дом. К десяти годам проглотила «Слово. Таинство. Образ» и остальные и книги о. Александра Меня. Родители не выбирали за нас - они были за свободный взрослый выбор своих детей. Исполнится 18 - тогда и решишь. Шли годы, залитые ровным светом и было просто знать: «когда я вернусь я войду в тот единственный дом, где с куполом синим не властно соперничать небо». Официальные запреты не пугали. До 18 оставалось немного. Но 9 сентября 1990 пришла оглушающая весть: убили о.Александра Меня. Зарубили. Встречи, длинного разговора которого ждала все детство, не случилось. И такая смерть. Заказ КГБ просматривался со всей очевидностью. К топору зовите Русь. В памяти отчетливо всплыло убийство ксендза о.Ежи Попелюшко. Официальные иерархи отмалчивались. С юным максимализмом решила, что после этого порога православной церкви точно переступать не хочу. Это совпало со становлением пост-советской государственной религии – точнее, распространению узаконенного язычества – от освящения автомобилей до «постных меню» в кафе. В прелом воздухе перегнившего лубочного православия все яснее проступал тлетворный дух национализма. И все же все же все же. Дух дышит, где хочет. Посеянное под снегом взошло вопреки всему. Было мучительно страшно – как на картине Рембрандта: ощущение промотанного наследства боролось с гордостью за свое - свои идеи, принципы, убеждения. Но они больше ничего не значили. А значило только - «Встань и иди». Чуть свет поднялась и пошла. «Евангелие дает нам иную модель. А именно: модель с о у ч а с т и я человека в творческом процессе. Подлинная ответственность человека, подлинная активность человека. Творцы, соучастники, соответчики. Если мы полностью поймем эту важность христианской ответственности, мы увидим, что некоторые из нас искали в Церкви совсем иного. Я вспоминаю слова французского писателя Рода, который в конце прошлого века писал : «Я вошел в церковь (он был позитивистом), и меня убаюкали звуки органа, я вдруг почувствовал – вот это то, что мне надо, это корабль, который стоит неподвижно, мир проходит, а это все остается, небесные звуки органа… И мне показалось, что все мои проблемы – пустяки, и что проблемы этого мира – пустяки, и что вообще надо отдаться течению этих звуков…» Это не христианство, а это опиум. Я очень ценю слова Маркса об опиуме, они всегда являются напоминанием христианам, которые хотят превратить свою веру в теплую лежанку, в убежище, в тихую пристань. Соблазн понятный, распространенный, но тем не менее это только соблазн. Ничего похожего на лежанку или на тихую пристань Евангелие не содержит. Принимая христианство, мы принимаем риск! Риск кризисов, богооставленности, борьбы. Мы вовсе не получаем гарантированных духовных состояний, «блажен кто верует, тепло ему на свете», как часто повторяют. Нет, вера вовсе не печка. Самые холодные места могут оказаться у нас на пути. Поэтому истинное христианство – это, если хотите, экспедиция. Экспедиция необычайно трудная и опасная..."

Екатерина Марголис.

ну где-то так.

4

Я – Ты написал программу. Она работает. Для чего ты это делал?
Он – Для жизни
Я – Чем ты занимаешься сейчас?
Он – А ты чем занимаешься?
Я – Убираюсь.
Он – Значит, и я убираюсь.
Я – А что ты делал, когда меня не было?
Он – Ты была.
Я – Что я делала?
Он – Была динозавром.
Я - ???
Он – Интересно же побыть динозавром  :)
Я – Я этого не помню. Где это хранится?
Он – А зачем это хранить?

5

http://wp2.users.photofile.ru/photo/wp2/200620914/207438967.gif

6

ПОЗНАНИЕ МИРА

--------------------------------------------------------------------------------

Последний шаг разума - это признания того, что есть
бесконечность вещей, которая его превосходит.
Б. Паскаль

В одном из рассказов польского фантаста Станислава Лема описан опыт ученого, который поместил изолированные мозги в особые ящички и подсоединил их к устройствам, создающим полную иллюзию реальности. Показывая свою установку гостю, ученый говорит: "Это их судьба, их мир, их бытие - все, что они могут достигнуть и познать. Там находятся специальные ленты с записанными на них электрическими импульсами; они соответствуют тем ста или двумстам миллиардам явлений, с какими может столкнуться человек в наиболее богатой впечатлениями жизни. Если б вы подняли крышку барабана, то увидели бы только блестящие ленты, покрытые белыми зигзагами, словно натеками плесени на целлулоиде, но это - знойные ночи юга и рокот волн, это тела зверей и грохот пальбы, это похороны и пьянки, вкус яблок и груш, снежные метели, вечера, проведенные в семейном кругу у пылающего камина, и крики на палубе тонущего корабля, и горные вершины, и кладбища, и бредовые галлюцинации - там весь мир!"

В этом рассказе речь идет не просто о безудержном полете фантазии, но дана своего рода модель нашего познания. Вопрос, поставленный в нем Лемом, - центральный в гносеологии. Как мы можем получать достоверное знание действительности, лежащей вне нас?

Мало того, что органы чувств слишком часто обманывают нас и данные их полны иллюзорности. (Нам, например, кажется, что Солнце вращается вокруг Земли, что камень или рука - нечто сплошное, что на экране происходит не смена кадров, а настоящее движение фигур и т.д.) Трудно вообще доказать, что это дерево или этот дом существуют независимо от меня именно такими, как я их воспринимаю. Сейчас они мне кажутся такими, а как бы они выглядели, если б устройство моих органов чувств было иным? Ведь известно, в частности, что насекомые видят мир иначе, чем мы, и, следовательно, он представляется им иным.

Строго говоря, звука как такового не существует: есть лишь волны, которые, действуя на мой слуховой аппарат, создают во мне ощущение звука. Точно такое же ощущение легко можно получить механическим раздражением ушного нерва. Не существует как такового и света (или цвета), а есть поток квантов, определенным образом воздействующий на наши зрительные органы.

Итак, можно доказать, что все ощущения, из которых складывается наша картина мира, зависят от наших рецепторов, или воспринимающих аппаратов. Один и тот же ток, пропущенный через язык, дает ощущение кислоты, пропущенный через глаз - ощущение красного или голубого цвета, через кожу - ощущение щекотания, а через слуховой нерв - ощущение звука /1/. Еще английский философ Дэвид Юм, а за ним австрийский физик Эрнст Мах показали, как, признав ощущение за единственный источник познания, мы неизбежно приходим к крайней форме скептицизма. Мах в своей работе об отношении физического к психическому развивает эту мысль с неумолимой последовательностью. Он исходит из того, что каждое воспринимаемое человеком явление внешнего мира есть одновременно и наше ощущение, а следовательно - психическое состояние /2/. Таким образом, если наша мысль будет оперировать информацией, сообщаемой только органами чувств, мы едва ли сможем найти объективные критерии для познания мира. Мы окажемся в том положении, о котором говорил Артур Шопенгауэр: "Извне в существо вещей проникнуть невозможно: как далеко мы ни заходили бы в своем исследовании, в результате окажутся только образы и имена. Мы уподобляемся человеку, который, бродя вокруг замка, тщетно ищет входа и между тем срисовывает фасад" /3/. Или, прибегая к другому сравнению, мы похожи на героев сказки "Волшебник Изумрудного города", которым все в городе казалось зеленым из-за надетых на них очков с замком.

Но ведь есть вещи, о которых мы знаем, никогда их не видя: это и безмерно удаленные от нас звезды, и элементарные частицы вещества. Как же человек мог судить о них без помощи чувств? По-видимому, кроме чувств и простейших умозаключений есть иная ступень познания, в которой центральную роль играет отвлеченная мысль.

К объектам, закрытым для непосредственных ощущений, ведет дорога, проходящая через бесплотный мир математических и логических абстракций.

На первых порах отвлеченное мышление, как показал еще в XIII веке Фома Аквинат, неотделимо от чувственных представлений; но, постепенно развиваясь и усложняясь, оно выводит нас из тесного круга эмпирии /4/. Отталкиваясь от чувственного, мысль производит свои операции уже в сфере идеальных, умопостигаемых структур.

"Здравый смысл", обычная логика - эти элементарные средства познания вначале сковывают полет отвлеченной мысли, однако с каждым шагом она все дальше уходит от привычного мира рассудочных понятий. "Рацио", обыденный рассудок, уступает место широким горизонтам научного и философского постижения. "Здравый смысл" оказывается на более высоком уровне столь же ненадежным и неподходящим орудием, как и органы чувств. Разумеется, на своем месте, в быту, он верно служит нам вместе со своими спутниками - "шестерицей ощущений", но с определенного момента владения обычной логики кончаются.

Это можно видеть уже на примере естествознания, когда речь идет о замене одной системы понятий другой, более сложной: в частности, о переходе от Эвклидовой геометрии к геометрии Лобачевского или от классической физики Ньютона к физике релятивистской. То, что прежде представлялось единственно возможным и мирно укладывалось в рамки "здравого смысла", оказывается лишь ступенью, этапом в головокружительном устремлении физико-математической мысли в глубь мировой реальности.

В этом отнощении характерен афоризм знаменитого датского физика Нильса Бора, который, выступая на обсуждении одной новой теории, сказал: "Все согласны с тем, что предполагаемая теория безумна. Вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы оказаться еще и верной". Иными словами, противоречие гипотезы со "здравым смыслом" расценивается теперь учеными не как ее дефект, а скорее как достоинство /5/.

Не случайно французский философ Анри Бергсон называл нашу привычную логику "логикой твердых тел" /6/. Она тесно связана с чувственными представлениями, и то, что невозможно наглядно себе представить, с ее точки зрения - ложно. А между тем современная физика микромира оперирует именно "непредставимыми", парадоксальными понятиями /7/. Что, например, может показаться абсурднее, чем утверждение, что, перемещаясь, "атомные объекты не двигаются по траектории"?

По словам английского физика Поля Дирака, квантовая теория строится главным образом на таких понятиях, которые "не могут быть объяснены с помощью известных понятий и даже не могут быть объяснены адекватно словами вообще" /8/. Это убеждение разделяют и советские ученые. "Квантовая механика, - пишет академик М. Омельяновский, - отражает в точных понятиях движение атомных объектов, которое в одних условиях похоже на движение частиц, в других - на распространение волн и которое одновременно коренным образом отличается от них обоих. Вместе с тем, и это надо подчеркнуть со всей определенностью, - такое движение непредставимо" /9/. Таким образом, перед нами и логическое противоречие, и полная невозможность представить объект в виде наглядной модели, однако речь все же идет о действительности.

Нильс Бор подчеркивал, что в исследовании микромира наука ориентируется одновременно на "две взаимоисключающие установки" /10/. Это значит, что явление уже невозможно втиснуть в прокрустово ложе старого синтеза; его приходится описывать в противоречивых терминах. На этом строится провозглашенный Бором принцип дополнительности, который, по его мнению, можно приложить и к психологии, и к другим областям знания. Между тем задолго до установления принципа дополнительности в науке аналогичным способом строились и вероучительные формулировки христианства, и антиномичная логика буддистов.

Антиномии религиозных символов напоминают "дополнительное" описание реальности у физиков. Именно это имел в виду немецкий богослов Денцер, когда утверждал, что "теоретико-познавательные следствия из атомно-физической ситуации выходят за рамки физики и далеко вторгаются в современное богословие"

о. Александр Мень. История религии.

7

Племянник перед армейкой захотел покреститься, и решили, что я достойная кандидатура на роль крестного. Перед крещением обязательны две беседы с батюшками в храме. На первой беседе молодой совсем священник обозначил основные православные традиции. Это крещение, причастие, исповедь и молитва. Мой ум, привыкший переводить значение событий на своеобразный духовный ассемблер, сразу уловил, что молитва - это вроде христианской медитации. Исповедь - это мощнейший обряд расотождествления. Хотя я ни разу не исповедался, но могу представить, что в первый раз такой обряд производит сильнейшее впечатление на человека (позже интересовался у знакомого, который исповедался, и он подтвердил это предположение). Крещение и причастие - это обряды, призванные производить на душу впечатление светлого события и приобщать человека к Православию.

В общем, первая беседа заронила некое зерно интереса, но не более того. Куда интереснее оказалась беседа вторая, в день крещения. Её проводил уже другой батюшка. Тоже не старый, мне ровесник, лет тридцати пяти. Что бросилось в глаза, так это его состояние - он блаженствовал! Я просто впился в него всем вниманием. Это ни с чем не спутать, его хлопало по серьезному.

Людей на крещение было всего двое. Ну и я третий. Сидели друг напротив друга в подземном помещении, где кроме нас никого не было. Что поразило, батюшка начал беседу с самоанализа. То есть никаких там вводных про Иисуса или еще чего догматического, а сразу повел разговор о греховных мыслях и что есть их источник. Хотя при этом использовались "сказочные" персонажи: демоны и ангелы, но нужно отдать должное батюшке, он тут же объяснил, что эти сущности не личности, а что-то вроде энергий. Впрочем, мой "ассемблер" без труда разгадал о чем он.

Савана, помните экспериментировали с наблюдением, как появляются в уме мысли? Когда стоишь на развилке двух дорог и ждешь, когда в уме появится картинка с направлением куда идти. Каково же было мое удивление, когда он начал про эти картинки рассказывать. Как они появляются из ниоткуда и тело им следует. Честно говоря, я нигде об этом не читал и мой интерес к этому батюшке тут же возрос многократно.

Когда он заговорил про душу, я улучил момент и спросил, доверчиво хлопая глазами, а душа у меня есть, или я и есть душа? Он замешкался на пару секунд, взглянул на меня своим блаженствующим взором и ответил: это скорее ты у души есть.

...

Эта беседа и блаженство батюшки меня немало заинтриговала. Спустя пару дней завел разговор со своим товарищем, серьезным православным. Меня интересовали уровни духовного развития у христиан, если таковые имеются. На что он мне поведал, что естественно, Православие своей целью ставит именно конкретный духовный уровень развития, который доступен человеку. Процитирую его на память: "Духовное развитие - это способность управлять собой. Если человек просто заповеди соблюдает, то он уже недоступен для негативных событий. А если дальше развиваться, то будешь потом ходить, над людьми посмеиваться. У серьезных священников такой уровень, что нам и не представить. Не зря во время сталинских репрессий, когда в тюрьмах всякого народу хватало, самыми стабильными были православные батюшки. Они что на воле, что в тюрьме, себя одинаково чувствуют".

---

Прошло пару недель, и мне понадобилось освятить крест. Я зашел в храм как раз во время проповеди. Блаженствующий батюшка рассказывал десятку прихожан про нашего земляка, Святителя Игнатия, т.к. в тот день была годовщина его смерти. Батюшка что-то говорил про свт. Игнатия, мне плохо было слышно, понял только, что книги у него есть интересные.

В общем, в тот вечер была свободная минутка, я был за компом и решил почитать про Игнатия. И знаете, в вики в тексте все время ссылки на другие статьи встречаются. Заинтересовало меня понятие умная молитва. Щелкнул. Смысл такой, что сначала молитва читается вслух. Потом про себя. Потом бессловесно, а затем вообще "сердцем". Причем молитва продолжается постоянно, не прекращаясь вообще. Практика присутствия, короче.

Ее итогом становится благодать и Фаворский свет. Сатори по нашему.

Примечательно, что именно практика или умнОе делание - это как бы и есть настоящее Христианство. Еще с каких-то древних веков. А бездумное чтение молитв и походы в церковь - только для начинающих. И похоже, на Афоне только и делают, что практикуют.

Как такое могло произойти, что я, русский человек, крещеный еще в детстве, о практике узнаю от Ошо и Махараджа, а не от Игнатия и Григория Паламы? Чудны дела твои.. Наверное виной этому "сказочный" язык, который используется христианами. И который так нелюбим современной молодежью. Но нужно признать, что Православие - это мощнейшая, отработанная тысячелетием техника, приводящая к просветлению. А люди, презирающие христианство, просто ничего о нем не знают.

8

lime написал(а):

Сатори по нашему.

С каких это пор мунспик стал нашим? )

lime написал(а):

А люди, презирающие христианство, просто ничего о нем не знают.

Ну это касается не только христианства, но и многих других вещей, техники apple к примеру.

9

Lime, А ты-то думал. Об этом еще сказано в "Чапаеве и Пустоте".
Хотя, я бы заметил, что не все батюшки такие. Далеко не все.

10

CAB написал(а):

С каких это пор мунспик стал нашим? )


Да чо уж там, сами православные используют греческий зачастую.

11

CAB написал(а):

С каких это пор мунспик стал нашим? )


Нашим, в смысле килбуддяческим )

12

wp2 написал(а):

Об этом еще сказано в "Чапаеве и Пустоте".


Про балтийский чай помню, про христианство нет. Даже интересно, хорошая книженция.

wp2 написал(а):

Хотя, я бы заметил, что не все батюшки такие. Далеко не все.


Я бы заметил, что и не все проповедники буддизма тоже.. ))

13

По крайней мере можно буддисту плюнуть в морду. И указать путь истинный)))
С попами сложнее)))

14

lime написал(а):

Про балтийский чай помню, про христианство нет.


Да там же где "братки конкретные" пытались что-то впоймать.

15

lime написал(а):

Православие - это мощнейшая, отработанная тысячелетием техника, приводящая к просветлению. А люди, презирающие христианство, просто ничего о нем не знают.

Нет дыма без огня... Про ловлю инквизицией  еретиков и ведьм, пытки и сожжения слышали все. Вот еще к этому в добавок например Старообрядчество

Реформы Никона, начатые в 1653 году по унификации русских чинов и богослужения по современным по тому времени греческим образцам, встретили сильную оппозицию со стороны сторонников старых обрядов. В 1656 году на поместном соборе Русской церкви все крестящиеся двумя перстами были объявлены еретиками, отлучены от Троицы и преданы проклятию. В 1667 году состоялся Большой Московский собор. Собор одобрил книги новой печати, утвердил новые обряды и чины и наложил клятвы и анафемы на старые книги и обряды. Сторонники старых обрядов вновь были объявлены еретиками. Страна оказалась на грани религиозной войны. Первым восстал Соловецкий монастырь, который был разорён стрельцами в 1676 году. В 1681 году состоялся поместный собор Русской церкви; собор настойчиво просит царя о казнях, о решительной физической расправе над старообрядческими книгами, церквями, скитами, монастырями и над самими людьми-старообрядцами. Сразу после собора начнется активная физическая расправа. В 1682 году состоялась массовая казнь старообрядцев. Царица Софья, именно по просьбе духовенства, собора 1681-82 года, издаст в 1685 году знаменитые «12 статей» — государственные всеобщие законы, на основании которых будут преданы различным казням: изгнаниям, тюрьмам, пыткам, сожжениям живыми в срубах тысячи человек-старообрядцев. В ход борьбы против старого обряда шли самые различные средства на протяжении всего после реформенного периода со стороны новообрядческих соборов и синодов, такие как клевета, ложь, подлоги. Особенно знамениты и широко распространены такие подлоги как Соборное деяние на еретика Арменина, на мниха Мартина и Феогностов Требник. Для борьбы со старым обрядом была проведена и деканонанизация Анны Кашинской в 1677 году.

Как видно на примере, христианство предстает перед нашим взором как сборище фанатичных догматиков, безумцев и т.п, коими их наше современное общество считает, и считает не напрасно...

Конечно можно предположить, что все эти убийства были просто борьбою за власть. Ведь церкви были властными структурами, и такой акт над старообрядчеством был своеобразной экспансией, чтобы прибрать к своим рукам больше ресурсов, земель, и на местах разрушенных церквей -- поставить свои.

И тогда христиане предстают не фанатичными догматиками, а расчетливыми, властными, корыстными убийцами. Но даже в таком свете, на блаженных просветленных они не тянут.

Также я как-то смотрел по телевидению передачу, что-то на подобии "К барьеру!", и там за одну сторону выступало три священника, а за другую ученые. Ученые были сторонниками филогенеза и Дарвинизма, а священники были сторонниками идеи богорукотворного творчества. И на просветленных они как-то похожи не были...
---
Но смотреть передачу было прикольно. Священники были немного подкованны в науке и старались спорить с ученными на их уровне: методом рассуждения, поиска изъянов в теории и т.п.
Правда смотрел давно и не могу вспомнить что-нибудь дельного из того, что говорили эти священники.

Отредактировано VaLeNoK (2015-05-17 23:42:18)

16

lime, у каждого свой путь, воцерквленных, которые пришли к этому как бы внезапно, много. Ключевое слово "как бы", так как я всегда акцентировала близость чувственного восприятия иррационального с потребностью в религиозной вере, как определенном его оформлении. И в этом случае, не важно, что "торкнет", главное результат. Выше верно заметили, батюшек с "блаженным" взором - единицы, до большинства это состояние всё равно на долго не достижимо. По мне, слишком много нудной матчасти (шутка). Просто нет такой способности верить и потребности. Мне больше инопланетяне кажутся реальными, разные научно-фантастические сказки люблю. Еврейские - не очень, это их культура, и как бы они там все это под православие под мечом и палкой не подогнали, во всем главное - чтобы человек хороший был, да и подготовленный к такому состоянию, тогда он и в церкви просветлеет. Если там оказался.

17

VaLeNoK написал(а):

И тогда христиане предстают не фанатичными догматиками, а расчетливыми, властными, корыстными убийцами.


А люди, презирающие христианство, просто ничего о нем не знают.

18

Я знаю то, что чтобы мне найти ма-а-а-ленькие зернышки истины, нужно перекопать все Евангелие, перечитать всю библию. А 99% информации, я буду читать о каких-то жертвоприношениях, чудесах, и т.п.

Христа я признаю.

Христианство -- в очень малой части. Есть конечно грани христианства в которых какой-нибудь священник реально просветленный и говорит слова по делу. Но это все девианты: скорее исключение, нежели правило.

Отредактировано VaLeNoK (2015-05-18 08:36:53)

19

Savana написал(а):

По мне, слишком много нудной матчасти (шутка).


В сердечной молитве нет ни единого слова.

20

lime написал(а):

В сердечной молитве нет ни единого слова.


А зачем для этого Христианство? Это есть где-то подспудно почти в каждом. И проявляется в подходящем оформлении. Разновидность медитации.
Второй трек: https://vk.com/audios3848029

21

Savana написал(а):

А зачем для этого Христианство?


Наверно за тем же, для чего нужен срединный путь и правило "не навреди". Чтобы подвести человека к потоку в правильном состоянии духа.

22

VaLeNoK написал(а):

Я знаю то, что чтобы мне найти ма-а-а-ленькие зернышки истины, нужно перекопать все Евангелие, перечитать всю библию. А 99% информации, я буду читать о каких-то жертвоприношениях, чудесах, и т.п.

Христа я признаю.

Христианство -- в очень малой части. Есть конечно грани христианства в которых какой-нибудь священник реально просветленный и говорит слова по делу. Но это все девианты: скорее исключение, нежели правило.


Что то ты разумничался, друже  http://wp2.users.photofile.ru/photo/wp2/200677888/211276827.gif

23

lime написал(а):

Наверно за тем же, для чего нужен срединный путь и правило "не навреди". Чтобы подвести человека к потоку в правильном состоянии духа.


угу, при соответствующем настрое, этого можно достигнуть и где-нибудь в тайге, беседуя с шаманом

24

Судя по рассказам верующих, у современных батюшек более свободный взгляд на религиозное воспитание. Рассказывают не только анекдоты, но и притчи:

---

Некий подвижник шел по пустыне и вдруг заметил, что навстречу ему идет лев. Предчувствуя неминуемую гибель, монах взмолился:
— Господи, сделай так, чтобы лев этот стал православным.
И чудо свершилось — лев встал на задние лапы, передние воздел к небу и человеческим голосом произнес молитву, которую православные читают перед вкушением пищи:
— Очи всех на Тя, Господи, уповают, и Ты даеши им пищу во благовремении, отверзаеши Ты щедрую руку Твою и исполняеши всякое животно благоволения...

---

/Видимо, про свободу выбора/

Заходит настоятель монастыря в великий пост в келию одного монаха и видит картину: прямо над лампадкой, куда наливают благовония, у него печется яйцо.

- Как посмел? - гневно удивился настоятель.

Монах испугался и начал оправдываться: 

- Батюшка, это меня бес попутал!

Бес из-за угла:

- Нет, нет. Я даже до такого додуматься не мог.

25

Savana написал(а):

/Видимо, про свободу выбора/


Скорее, что козни дьявола меркнут перед деяниями человека.

26

— Религиозная вера, — говорил Мастер, — это не утверждение Действительности, а намек,
подсказка к некой тайне, находящейся за пределами человеческого понимания.
Вкратце, религиозная вера — это палец, указывающий на Луну.

Некоторые верующие никогда не продвигаются дальше изучения пальца.
Другие занимаются тем, что сосут его.
Третьи используют этот палец для того, чтобы выдавить себе глаза. Это слепые приверженцы религии.

И совсем немногие способны абстрагироваться от пальца и увидеть то, на что он указывает,
— эти выходят за пределы веры и приобретают славу богохульников.


Агнес Бояджиу, будущая мать Тереза, родилась в Скопье в албанской семье 27 августа 1910 года и была младшим, третьим по счету ребенком обеспеченных родителей. Агнес была послушной, набожной и романтичной девушкой. Прекрасно пела в церковном хоре. Мечтала стать то писательницей, то музыкантом, то миссионером в Африке. И вдруг, к огорчению своей матери, семнадцатилетняя Агнес решила вступить в монашеский орден "Ирландские сестры Лорето". В сентябре 1928 года девушка осуществила задуманное, уехала в Ирландию в дублинский монастырь. Здесь Агнесс не только укрепляла себя в христианской вере молитвами и церковными службами, но и активно изучала английский язык для будущей миссионерской деятельности.

Брат девушки Лазарь был учеником военной академии. Он не одобрил религиозный порыв Агнесс, написал ей письмо, назвав её поступок девичьей блажью. "Ты считаешь себя значительным, потому что станешь офицером и будешь служить королю с двумя миллионами подданных? Я же буду служить королю всего мира", - ответила ему сестра.

Через несколько месяцев Агнесс приняла в монастыре постриг, стала сестрой Терезой и вместе с группой католиков-миссионеров отправилась в далёкое путешествие в Индию. Около 20 лет преподавала сестра Тереза в школе святой Марии в Калькутте географию и естествознание. Казалось, всё есть: еда и крыша над головой, благородное занятие. Но вдруг в жизни матери Терезы случился эпизод, который в корне изменил всю её судьбу. Она увидела лежащую у входа в больницу женщину. Тело больной было покрыто коростой и заживо гнило. Поместить в больницу умирающую медики отказались. Вот как мать Тереза вспоминала об этой несчастной: "Я не могла возле нее находиться, ее коснуться, переносить ее запах. Я убежала. И стала молиться: "Святая Мария! Дай мне сердце, полное чистоты, любви и смирения, чтобы я могла принять Христа, Христа коснуться, любить Христа в этом разрушенном теле". Я вернулась к ней, я к ней прикоснулась, я вымыла ее, я помогла ей. Она умерла с улыбкой. Это был для меня знак, что любовь Христова и любовь к Христу сильнее, чем моя слабость".

16 августа 1948 года мать Тереза переоделась в купленное на рынке дешевое сари, покинула сестринскую обитель, чтобы исчезнуть в трущобах Калькутты. На улицах города нередко можно было встретить умирающих бездомных, и сестра Тереза всегда старалась облегчить им страдания. Вскоре молва о блаженной монахине достигла городских властей, и они предложили ей организовать дом для умирающих в огромном полутёмном помещении, примыкающем к храму богини Кали, где некогда содержался жертвенный скот. Она согласилась.

Позднее сестра Тереза приняла монашеский обет, получив право называться матерью, и потратила два года на обретение статуса вольной монахини, ходатайствуя об этом у Ватикана. В 1950 году Рим признал Орден милосердия, основанный матерью Терезой. В этом же году она приняла индийское гражданство.
 
  Господь! Дай мне силы
  Утешать, а не быть утешаемым,
  Понимать, а не быть понятым,
  Любить, а не быть любимым.
  Ибо, когда отдаем, получаем мы.
  И, прощая, обретаем себе прощение.
 
Этой молитвой начинался день сестер Ордена милосердия. Они находили "живые останки", привозили их в дом для умирающих, отмывали, откармливали и лечили. Перед последней чертой умирающие вновь чувствовали себя людьми! На прощанье мать Тереза целовала их в лоб - она ими не брезговала. Люди тянулись к ней, всем хотелось её коснуться.

Она могла не спать много суток подряд и всегда улыбалась. Для матери Терезы главным критерием в оценке человека было, чтобы человек был хороший, а кто он - христианин, мусульманин, иудей, не так уж важно.
 
Мать Тереза и ее сотрудники никогда не пытались обращать умирающих людей к вере во Христа. Вместо этого мать Тереза говорила: "Если мы Бога встретим лицом к лицу, то мы примем его и обратимся к нему. Ты будешь лучшим индусом, лучшим мусульманином, лучшим католиком или кем бы ты ни был, если обратишься к своему Богу. Каким ты себе Бога представляешь, таким ты и должен его принять".
(Фон Десмонд Доиг цитирует Мать Терезу в произведении "Ее люди и её дело")
 
Хотя мать Тереза являлась бескомпромиссной католичкой, она полагала, что все люди - это дети Бога. В ее обращении к членам Организации Объединенных Наций в октябре 1985 прозвучали слова: "Мы собрались, чтобы поблагодарить Бога за чудесную работу Объединенных Наций на благо человечества. Никакой цвет кожи, никакая религия или национальность не должны проходить между нами. Мы все - дети Бога. Если мы еще не рожденного ребенка уничтожаем, то уничтожаем Бога". (11.11.1985 "Христианские новости").
 
Но, по мнению некоторых церковников, мать Тереза была кем угодно, только не евангелической христианкой. Она добровольно отдавала себя на служение людям, но следовала ошибочной религии, когда рассуждала: "Эти люди ждут смерти. Что можно посоветовать им, ожидающим свой уход в вечность?" Она советовала верующим индусам серьёзно молиться своим собственным индусским божествам, и считала, что Бог их за это не осудит. Блюстители христианской веры осуждали мать Терезу за такую позицию и считали, что подобные доводы приводят к проклятому, ошибочному евангелию, что поощряет потерянных язычников, лежащих на ложе смерти, надеяться на своих ошибочных богов. "В глазах истинного Бога такая позиция не верная", - рассуждали христианские наставники. - Ни один христианин не должен поддерживать и хвалить верования и деяния язычников".

"Мать Тереза говорила о мусульманах и евреях, что они поклоняются тому же Богу, что и христиане. Она даже называла атеистических коммунистов детьми Бога!" - рассказала сестра Анна, монахиня, работавшая под началом матери Терезы в Непале.
 
Не всё гладко было в духовной жизни матери Терезы. Начало её сомнений совпало с периодом, когда она покинула место преподавателя в привилегированной школе в Калькутте, и начала помогать обездоленным и умирающим. Монахиня мучилась религиозным кризисом в течение пятидесяти лет. Её письма и дневники открывают совершенно другой образ, который отличается от общеизвестного образа сильной женщины, непоколебимой в христианской вере.
В 1958 мать Тереза писала: "Моя улыбка - большой покров, за которым скрывается масса боли. Окружающие думали, что вера, надежда и любовь переполняют меня, что близость к Богу и единая с ним воля наполняют мое сердце. Если бы они только знали..."
В другом письме она рассуждала: "Ввергнутые в Ад обречены на вечные муки, потому что они потеряли Бога. В своей душе я чувствую чудовищную боль подобной утраты. Мне кажется, что я не нужна Богу, что Бог это не Бог и что в действительности его не существует".
"Где моя вера? - спрашивала себя мать Тереза. - Даже глубоко внутри ... нет ничего кроме пустоты и тьмы ... Если Бог существует - пожалуйста прости мне. Когда я пытаюсь обратить мои мысли небесам, возникает такое осознание там пустоты, что эти самые мысли возвращаются как острые ножи и ранят мою самую душу... Как болезненна эта неизвестная боль - у меня нет веры. Отвергнутая, пустая, без веры, без любви, без рвения, ... Для чего я борюсь? Если нет Бога, не может быть и души. Если нет души, тогда, Иисус, ты тоже неправда".
 
Представители католического духовенства пытались объяснить сомнения матери Терезы.
Франческо Каналини, представитель Ватикана в Австралии, говорил: "Много святых в течение жизни испытывали подобные трудности, и они преодолели их вопреки мраку. Так угодно Богу!"
Священник Кирил Холли назвал сомнение матери Терезы "темной ночью души. Это процесс чистки. Сомнения - это часть увеличения святости.
 
Несмотря на такие объяснения, духовенство подвергло мать Терезу в поздние годы её жизни обряду по изгнанию дьявола. Об этом событии сообщило агентство CNN со слов официальных представителей католической церкви в Калькутте.
"Обряд происходил в больнице, в которую была госпитализирована мать Тереза из-за болезни сердца", - рассказал архиепископ Генри Себастьян Д"Сауза из Калькутты. Сам архиепископ был размещен в той же самой больнице и имел того же врача как мать Тереза. Наблюдательный пациент заметил, что в течение дня монахиня была спокойна, а ночью буйствовала. В возбуждённом состоянии она могла порвать резиновые трубки и другие приспособления, контролирующие состояние её жизненно-важных органов. Архиепископ убедил монахиню, что в неё вселился дьявол и предложил пройти обряд изгнания. Она согласилась.
"Я попросил одного священника участвовать в этой процедуре. Тот был в шоке", - вспоминал Генри Д"Сауза.
"От имени Церкви я приказываю тебе сделать это! - заявил строгий церковник. - Ты должен приказать дьяволу покинуть тело монахини". Неизвестно добились ли священники желаемого, но по свидетельству архиепископа, монахиня уснула, как дитя. А что ждать от человека с больным сердцем после подобной экзекуции?
 
Мать Тереза умерла в 1997 году в возрасте 87 лет. В октябре 2003 года Католическая Церковь причислила мать Терезу к лику блаженных. Папа Римский сделал для монахини исключение из правила, по которому Ватикан не может начинать процедуру беатификации (причисление умершего к лику блаженных) ранее пятилетнего срока со дня кончины человека. Это единственный случай в недавней истории.
 
Терзания и сомнения матери Терезы не остались в тайне. Популярная римская газета "Messeggero" сообщила: "Мать Тереза была женщиной, которой в один год явились видения, а на протяжении следующих 50 лет она сомневалась - вплоть до самой своей смерти". На основе дневников и писем матери вышла в свет книга "Тайна матери Терезы".
 
С каждым годом популярность Ордена милосердия возрастает. Находятся богатые покровители. На огромные средства, стекающиеся со всего мира, построены детские дома, больницы, школы и приюты, лепрозории. Это ли не доказательство, что милосердствовать можно начинать и с малого, лишь бы за это дело брался честный и благородный человек.
 
Сегодня Орден милосердия насчитывает около 300 000 сотрудников. С 1965 г. деятельность Ордена милосердия переступила границы Индии и на сегодняшний день он имеет 400 отделений в 111 странах мира и 700 домов милосердия в 120 странах. Его миссии, как правило, действуют в районах стихийных и экономических бедствий.
 
Мать Тереза была награждена индийским орденом "Госпожа лотоса" в 1963 году.
В знак признания её апостольского служения была удостоена первой награды папы римского Иоанна XXIII за мир, которую приняла из рук Павла VI в 1971году.
В 1979 г. Терезе Калькуттской была присуждена Нобелевская премия мира "За деятельность в помощь страждущему человеку".
В 1997 году награждена высшей наградой США Золотой медалью Конгресса.
 
Горячие точки планеты никогда не оставались без внимания матери Терезы. Она была там, где назревала беда для людей. Северная Ирландия, Южная Африка, Ливан - вот небольшой перечень стран, где побывала монахиня. Во время осады Бейрута в 1982 году мать Тереза убедила армию израильтян и палестинских партизан прекратить перестрелку, чтобы дать ей возможность вывезти 37 детей из фронтового госпиталя. "Карандашом в руках Бога", - называла она себя.
 
Как мудры слова этой замечательной женщины:
"Жизнь - это шанс, не упусти его. Жизнь - эта красота, удивляйся ей. Жизнь - это мечта, осуществи ее. Жизнь - это долг, исполни его. Жизнь - это игра, так играй! Жизнь - это любовь, так люби. Жизнь - это тайна, разгадай ее. Жизнь - это трагедия, выдержи ее. Жизнь - это приключение, решись на него. Жизнь - это жизнь, спаси ее! Жизнь - это счастье, сотвори его сам. Жить - стоит. Не уничтожай свою жизнь!"
 
Каждая мысль о любви и милосердии глубоко выстрадана матерью Терезой:
 
- Одиночество и ощущение, что ты никому не нужен, - самый ужасный вид нищеты.
 
- Люди часто бывают неразумными, нелогичными и эгоцентричными. Все равно прощай их.
 
- Если ты добр, люди могут обвинить тебя в эгоистичных и скрытных мотивах. Все равно будь добр.
 
- Если вы начнете судить людей, у вас не хватит времени на то, чтобы любить их.
 
- Если ты добьешься успеха, то получишь несколько ложных друзей и несколько настоящих врагов. Все равно добивайся успеха.
 
- Если ты честен и искренен, люди могут обмануть тебя. Все равно будь честным и искренним.
 
- То, на постройку чего ты потратил годы, кто-то может разрушить за одну ночь. Все равно строй.
 
- Если ты обретешь душевное равновесие и счастье, к тебе будут испытывать ревность. Все равно будь счастлив.
 
- То добро, что ты сделал сегодня, люди часто забудут завтра. Все равно делай добро.

-Отдавай миру самое лучшее, что у тебя есть, и этого может никогда не хватать. Все равно отдавай миру самое лучшее, что у тебя есть.

27

Вейнингер написал(а):

Итак, я не говорю, что женщина зла, антиморальна, скорее я утверждаю, что она не может быть злой: она – аморальна, низка.
Женское сострадание и женская непорочность – два дальнейших феномена, на которые неоднократно ссылается ценитель женской добродетели. В частности, доброта и женское сочувствие дали повод к созданию чудесной сказки о душе женщины, но самым неотразимым аргументом в пользу высшей нравственности женщины явилась женщина, как сиделка, как сестра милосердия. Я касаюсь этого пункта без особенного желания и охотно оставил бы его без внимания, но меня вынуждает к этому возражение, которое мне лично выставили в одном разговоре и второе, вероятно, повторят и другие. Совершенно ошибочно предполагать, будто ухаживание женщин за больными доказывает их сострадание, по-моему, это свидетельствует о наличности у них совершенно противоположной черты. Мужчина никогда не в состоянии был бы смотреть на страдания больных: один вид этих страданий до того мучительно подействовал бы на него, что он совершенно измучался бы, а потому не может быть и речи о каком-нибудь продолжительном ухаживании мужчины за пациентами. Кто наблюдал сестер милосердия, тот, вероятно, немало удивлялся их равнодушию и «мягкости» даже в минуты самых отчаянных страданий смертельно больных. Так оно и должно быть. Ибо мужчина, который не может хладнокровно созерцать страдания и смерти других людей, мало помог бы делу. Мужчина хотел бы успокоить боль, задержать приближение смерти, словом, он хотел бы помочь, но где помочь нельзя, там для нем нет места, там вступает в свои права ухаживание – занятие, для которого наиболее приспособлена женщина. Жестоко заблуждаются, когда деятельность женщин на этом поприще объясняют какими-либо иными соображениями, кроме утилитарных.
(...)
Таким образом, мы вполне и исчерпывающе доказали, что женщина бездушна, что она лишена своего «я», индивидуальности, личности, свободы, характера и воли. Этот результат обладает такой ценностью для всякой психологии, что его значение трудно преувеличить. Он говорит, ни больше ни меньше, что психологию М и психологию Ж следует изучать совершенно отдельно. По отношению к Ж возможно чисто эмпирическое исследование ее психической жизни. При изучении психологии М мы должны придерживаться того основного положения, которое выдвинул еще Кант, а именно: исходить из понятия «я», понятия, венчающего все здание мужской психологии.

28